5 темных тайн Голливуда

Неудобная правда, о которой не принято говорить вслух.
5 темных тайн Голливуда

Люди склонны верить во все хорошее: в то, что актеры получают роли исключительно благодаря своему таланту, что кинокритики всегда беспристрастны и принципиальны, что на вручении «Оскаров» конкурирующие номинанты в зале действительно искренне поддерживают друг друга и т.п. Но это не всегда верно, а временами и вовсе не соответствует действительности. Естественно, чтобы наслаждаться кино, не обязательно знать, как и из чего оно было сделано, да и сам Голливуд выступает категорически против «выноса сора из избы» – любые информационные вбросы, не носящие форму панегириков, им всячески подавляются, – но тем не менее скелеты, выставляющие «фабрику грез» не в лучшем свете, время от время вываливаются из переполненного шкафа. Продолжая тему, поднятую на прошлой неделе, мы вспомнили еще пять голливудских секретов, о которых фильммейкеры не торопятся рассказывать в своих интервью.

Секс не обеспечивает кинокарьеру, а лишь регулирует конкуренцию

Легенды о том, что путь на киноэкран часто лежит через постель, давно стали общим местом. К ним не относятся всерьез, поскольку отношения восходящих звезд со студиями в массовых СМИ принято изображать эталоном чистоты и непорочности, а те, кого обидели, молчат, не желая портить себе репутацию и выкладывать целое состояние на адвокатов. Между тем если все-таки составить себе труд по сбору доказательств, то в свидетельских показаниях нехватки не будет: за последние годы увидели свет мемуары многих известных актрис прошлого и настоящего, в которых они так или иначе касаются этой темы.

Пресловутый голливудский диван, через который надо пройти, чтобы получить хорошую роль, существует, уверяли в разное время Хелен Миррен, Бо Дерек, Меган Фокс, Джоан Коллинз, Рэкел Уэлч и многие другие звезды, включая Мэрилин Монро. Причем если первые сообщали лишь о своих отказах ложиться с владельцами киностудий, режиссерами и влиятельными актерами в постель (например, Коллинз, по ее словам, прошла все кастинговые круги на «Клеопатре», но в самом финале этой гонки отказалась спать с боссом студии Fox – и роль в итоге ушла к Элизабет Тейлор), то последняя никогда не делала секрета из того, как ей доставались те или иные роли. «Не буду врать, я спала с продюсерами, – говорила Мэрилин. – Но от секса еще никто раком не заразился». Монро уверяла друзей, что сознательно добивалась хороших предложений таким образом, поскольку считала внешность своим лучшим оружием. На пути к славе актриса не особо фильтровала «ухажеров», отказывая тем, кто не мог ей дать совсем уж ничего полезного, но, выбив для себя рекордный контракт со студией Fox, все же не смогла сдержать ликования: «Это значит, что мне больше не придется сосать ничей… в этом городе!» (такую цитату приводит репортер Деннис Макдугал в книге «Последний магнат: Лью Уоссерман, MCA и тайная история Голливуда»).

За право считаться «изобретателями» той самой кушетки сражаются глава Columbia Гэри Кон и сооснователь студии Fox Дэррил Занук, от которых зависели многие голливудские карьеры первой половины прошлого века (в то время многолетний контракт с крупной студией фактически записывал актера в рабы, но это никого не отпугивало, поскольку хорошо оплачивалось). Первый прославился тем, что поставил пресловутый «кастинговый диван» на видное место в своем кабинете, а у второго ежедневно было выделено полчаса на интервью с несколькими начинающими актрисами (с 16:00 до 16:30), которых он, дабы не тратить время зря, встречал уже без брюк, хотя и в рубашке. А легендарный Говард Хьюз предпочитал тайно возить претенденток в принадлежавший ему дом в голливудском предместье – официальной легендой для прикрытия таких «интервью» был гольф-клуб неподалеку, где он на самом деле появлялся, впрочем, совсем нечасто. Через дом, используемый исключительно для амурных дел, прошло много старлеток, ни одна из которых, впрочем, так звездой и не стала: в Голливуде никогда не делалось столько фильмов, чтобы облагодетельствовать всех желающих. «Засветила» это место в итоге Лорен Бэколл, отказавшаяся ответить на ухаживания продюсера (по ее словам, отказом Хьюзу ответила и Рэкел Уэлч), – впрочем, сделать это она осмелилась только после его смерти, добавив, что, конечно, Говард был далеко не единственным, кто подступался к ней с непристойными предложениями.

Комментарии
Комментарии