Старость в радость

В преддверии выхода комедии «Стажер» с Робертом Де Ниро вспоминаем знаменитых кинопенсионеров.
Старость в радость

Танцевать тип-топ и фламенко

«Джинджер и Фред», двадцатый по счету фильм Федерико Феллини, — смачный плевок в адрес тех, кто заполняет телеэфир безвкусными шоу. И тех, кто бездумно эти шоу поглощает. «Это сумасшедший дом, цирк», — жалуется родне амелия Бонетти (Джульетта Мазина) — «танцующая бабушка», приглашенная для записи рождественской передачи (в которой также участвуют двойники, жонглеры, клоуны, карлики и корова с двадцатью сосками). Ее танцевальный партнер Пиппо Боттичелла (Марчелло Мастроянни) высказывается более жестко: он приехал на ТВ, «чтобы сказать шестидесяти миллионам итальянцев: «Вы — бараны». Но ирония в том, что седовласый танцор не осмелится это сделать. Он наденет концертный костюм, взберется на сцену, упадет на чечетке, но встанет и закончит праздничный номер. И когда на вокзале у него попросят автограф, он будет искренне этому рад.

Совершить преступление века

«Пенсионером называется человек, которому платят за то, чтобы он не работал», — сообщает нам в «Стариках-разбойниках» закадровый голос Юрия Яковлева. Но, как ни странно, не каждый счастливчик, доживший до старости, согласен пользоваться этой привилегией. Чтобы сохранить свое рабочее место, следователь Николай Сергеевич мячиков (Юрий Никулин) решает раскрыть преступление века, совершить которое ему же и надлежит. Однако преступник из мячикова крайне посредственный. Картину Рембрандта, которую он ворует из музея, не считают пропавшей. А деньги, украденные им у инкассатора, отнимает настоящий грабитель.

Превратить ежевичное вино в яд

Двух милейших старушек, которые принимают у себя в гостях священнослужителя и собирают игрушки для нуждающихся детишек, можно заподозрить лишь в чрезмерной щедрости и доброте («Мышьяк и старые кружева»). Щедро поят они одиноких путников ежевичным вином, в котором при внимательном изучении можно обнаружить мышьяк, стрихнин и цианистый калий. С добрым словом и чистым сердцем провожают незнакомцев в последний путь. Убитых джентльменов старушки хоронят в подвале собственного дома, читая в процессе молитву, — куда без нее? И каждой новой жертве радуются как малые дети.

Комментарии
Комментарии