«Я запросто могу сыграть асоциального урода»

Актер Егор Корешков — о мужественности, бесценном опыте с Михалковым и том, как тяжело быть красивым.
«Я запросто могу сыграть асоциального урода»

Фильм «Без границ» выходит в прокат 22 октября. С конца ноября в кинотеатрах будут показывать «Метаморфозис». В обеих картинах главных героев сыграл Егор Корешков. «Лента.ру» узнала у него о том, как он боролся с китайской безграмотностью и кастинг-директорами и на что нужно быть готовым, чтобы стать успешным актером.

О китайских страстях, слепой любви и обволакивающем Михалкове

«Сняться в фильме «Без границ» меня пригласил режиссер Роман Прыгунов. Он написал мне sms: «Скоро будет работа». В это время я снимался в Китае, и вырваться было сложно. Китайцы «арендовали» меня на четыре месяца, уехать от них я не мог. Тогда и решил немного слукавить — сказал им, что договор на съемки в российском фильме я подписал заранее, и мне необходимо на две недели домой.

Вторым режиссером того самого китайского фильма под названием «Балет в пламени войны» был не кто иной, как Никита Михалков. Правда, за два месяца съемок до отъезда в Москву я его так и не видел. А стоило только мне покинуть площадку, тут же сообщили, что он собирается в Китай. А меня-то там нет! А он едет. А я в Москве! А он там!

Невозможно сказать «нет» Никите Михалкову. Если он едет меня снимать, у меня не может быть других дел. Пришлось сразу же лететь обратно в Китай. Сыграл в двух сценах у Никиты Сергеевича. Наверное, все актеры мечтают сняться у него. Даже китайские.

Китайцы понимали Михалкова без переводчика. Он так смотрит, так обволакивает харизмой, так передает суть твоей роли, что ты просто входишь в кадр и делаешь как нужно. Когда Михалков на площадке, все ходят на цыпочках. Хотя он, конечно, не заставляет никого так себя вести.

Сценарий фильма «Балет в пламени войны» мне дался очень тяжело. Было такое ощущение, что авторы просто загнали свои иероглифы в Google Translate и дали мне почитать то, что получилось. Проблема еще была в том, что на площадке со мной работал переводчик, который объяснял мне все так, как будто его тоже пропустили через Google Translate. Мне приходилось общаться с одним из режиссеров по-английски. Это был единственный человек, с кем мы говорили на одном языке.

Комментарии
Комментарии