«Молодость» Паоло Соррентино

Станислав Зельвенский о фильме, в котором большие актеры играют стареющих творцов на пенсии, а режиссер Соррентино пытается сделать вид, что он Феллини.
«Молодость» Паоло Соррентино

Санаторий-профилакторий для богатых и знаменитых в Швейцарских Альпах. Фред Бэллинджер (Майкл Кейн) — британский дирижер и композитор, ученик Стравинского, живой классик — ездит сюда каждый год вместе со своим другом и ровесником Миком Бойлом (Харви Кейтель), который голливудский режиссер и тоже вроде как классик.

Фред — по семейным обстоятельствам, которые полностью прояснятся только к концу, — отошел от дел, не пишет и наотрез отказывается выступать; в этом предстоит убедиться, в частности, личному эмиссару британской королевы. Мик, наоборот, вместе с целой коммуной хипстеров сочиняет очень, кажется, плохой сценарий под названием «Последний день жизни», который видит своим творческим завещанием.

Друзья прогуливаются по живописным лужайкам, обсуждают простатит и любовные интриги полувековой давности, тщательно избегая серьезных вопросов. Тут же находится дочка и по совместительству секретарь Фреда (Рейчел Вайс), которую муж, по совместительству сын Мика, только что бросил ради поп-певички (Палома Фейт в самопародийном камео). Сюда же из Америки прилетает муза Мика, старая змея (Джейн Фонда). Среди других постояльцев — молодой, но уже страшно утомленный жизнью киноактер, который готовится к интересным съемкам в Германии (Пол Дано), разжиревший двойник Марадоны с татуировкой Маркса на всю спину, только что коронованная мисс Вселенная, которая плещется голышом и поражает всех умением связать два слова, вечно молчащая семейная пара, левитирующий буддист и так далее.

Чтобы в 2015 году использовать швейцарский горный санаторий как метафору, нужно быть Паоло Соррентино — который, при всем своем внимании к актуальной поп-культуре, на уровне идей автор ужасно старорежимный. (Нечто подобное только что проделал швед Рубен Эстлунд в «Форс-мажоре» — но и ему пришлось ссылаться на Бунюэля). «Молодость» заставляет вспомнить «И корабль плывет», «Репетицию оркестра», даже «8 1/2» — при этом режиссер оставил дома Тони Сервилло, пересек итальянскую границу, перешел на английский и выбрал самые космополитичные декорации из возможных.

Комментарии
Комментарии