Возраст согласия

Главные кинопремьеры недели.
Возраст согласия

В прокате — новый, запредельный фильм оскароносного итальянца Паоло Соррентино о том, что старость — не порок, сиквел мультфильма о мирном сосуществовании с монстрами и пятая, финальная часть главной хоррор-франшизы 2010-х. Кроме того — Сергей Пускепалис мстит за всех бюджетников.

«Клинч»

Режиссер Сергей Пускепалис

Звание учителя года не избавляет преподавателя литературы в московской школе Федорова (Алексей Серебряков) от ощущения, что жизнь он прожил лохом — и оцепенения, из которого педагог не может вырваться, ни глядя, как школьники постарше избивают малышей, ни обнаружив прелюдию к сексу в туалете, ни выслушивая нотации от директрисы. Вдобавок ко всему дома ждет погруженная в ремонт жена-пила (Агриппина Стеклова). Федоров, впрочем, еще не знает, что его персональный бунт против безнадеги не за горами — и наступит он с помощью шкалика водки и бритоголовой малолетней оторвы (Ася Домская), которую он встретит на автобусной остановке.

Дебютирующий «Клинчем» в кинорежиссуре хороший актер Сергей Пускепалис («Как я провел этим летом») уходит от ответа на вопрос, реален ли бунт педагога Федорова — или же он разворачивается в его воспаленном усталостью и алкоголем воображении. Это, в сущности, и неважно — тем более что тот отдающий Ханеке и Тарантино театр абсурда, с бандитами, эротическими фантазиями и приключениями трупа, в который погружается фильм после встречи героев Серебрякова и Домской, выглядит настолько реалистично, что и не снилось отечественным режиссерам-натуралистам. Это хлесткое, издевательски точное кино, к тому же, благодаря участию того же Серебрякова, дает ответ на вопрос, что было бы, если бы герой «Левиафана» все же решился постоять за себя. По Пускепалису, кошмарна оказывается не сама русская жизнь — а утомленное сознание живущего в ожидании бед русского человека.

Комментарии
Комментарии