«Пролетая над гнездом кукушки». Безумство храбрых

Пересмотрев шедевр Милоша Формана, который вышел на экраны 40 лет назад, Ксения Рождественская убедилась во мнении — этот фильм не о психах и не о безумии. Он — о стремлении к свободе, которое не может остановить даже смерть.
«Пролетая над гнездом кукушки». Безумство храбрых

Писатель Кен Кизи всю жизнь презирал экранизацию своего главного произведения, фильм Милоша Формана «Пролетая над гнездом кукушки», и наотрез отказывался его смотреть. Однажды, правда, он случайно наткнулся на это кино, переключая каналы. Картина показалась ему неплохой… Но как только Кизи понял, что смотрит, моментально схватился за пульт.

Отказ от взаимодействия — тоже способ общения с окружающим миром. В «Пролетая над гнездом кукушки» — одном из лучших романов, когда-либо написанных по-английски, — так ведет себя индеец по прозвищу Вождь. Могучий гигант притворяется глухонемым, но читатель знает, что именно он рассказывает эту историю — историю о свободе. Ее название позаимствовано из детской считалки: «Кто из дому, кто в дом, кто над кукушкиным гнездом». Под словом «кукушка» подразумевается псих. Под «кукушкиным гнездом» — дом сумасшедших.

В психушке, где правила устанавливает сестра Рэтчед, появляется новый пациент по имени МакМерфи. Он не безумен, но крайне опасен. Он не просто хочет свободы, он хочет поделиться ею с остальными пациентами. Сначала герой пытается действовать по закону, устраивает голосование, участвует в собраниях. Но осознав, что это не работает, начинает правила нарушать.

Картина Милоша Формана стала известнее, чем роман. На оскаровской церемонии ей вручили все пять главных наград — за лучший фильм, режиссуру, сценарий, мужскую и женскую роли. За всю историю премии до этого такое было лишь еще два раза — в 1935 году, с картиной Фрэнка Капры «Это случилось однажды ночью», и в 1992-м, с «Молчанием ягнят» Джонатана Демме. Зато пять главных «Золотых глобусов» не доставалось, кроме фильма Формана, никому. Абсолютный рекорд.

Роман, конечно, отличался от фильма — так же, как 50-е отличались от следующих десятилетий. Кена Кизи вели холодная война и ЛСД. Он был одним из тех, кто добровольно участвовал в медицинских экспериментах с галлюциногенами: правительство хотело узнать, можно ли при их помощи лечить психические расстройства. Тогда же Кизи работал в психушке. И там, глядя в окно на больных, заинтересовался простым вопросом: есть ли какая-нибудь разница между санитарами и пациентами?

К экранизации романа, вышедшего в 1962 году, приступили в 1975-м, когда битники уже стали историей, ЛСД запретили, холодная война была в самом разгаре, а вьетнамская — позорно заканчивалась.

Комментарии
Комментарии