Обзор кинопремьер недели

Мексиканские нарковойны как циничный фильм ужасов, Шекспир как декоративный видеоклип, «Франкенштейн» как плохо стриженное посмешище, реабилитация Шьямалана и прекрасный Pixar.
Обзор кинопремьер недели

«Убийца» (Sicario), Режиссер Дени Вильнев

Трупы, законопаченные штабелями в стены простого бунгало где-то в Аризоне. Трупы, свисающие с опор моста. Или обезглавленные, а еще сгинувшие в пустыне или разорванные на части рядом со схроном боеприпасов. «Убийца», подчеркнуто жесткая драма Дени Вильнева о войне с мексиканскими наркокартелями, быстро дает понять, что будет зрителя провоцировать. Натурализмом насилия, депрессивной интонацией, циничным финалом, который утверждает: «С волками жить — по-волчьи выть».

Вскоре выясняется, что за этой провокацией не стоит никакого другого откровения, никаких секретов Хуареса. Вильнев выбирает главным героем для своего путешествия в сердце тьмы идеалистку из ФБР (Эмили Блант) — и предсказуемо выстраивает сюжет на последовательном наказании ее за идеализм. Это мизантропская позиция — режиссер не столько ужасается суровым реалиям нарковойн, сколько эксплуатирует их, смакует проявления зла, не меняя лица, сгущает и сгущает краски. Сюжет насилует его героев, сам же автор не стесняется давить на зрителя.

«Убийца» был бы классическим кино категории «Б», если бы не провоцировало столь умело — на его манипуляции невозможно не повестись. Оператор Роджер Дикинс даже расчлененку снимает поэтично, а режиссер с формой обращается куда изящнее, чем с содержанием. Вильнев взвинчивает ритм, снимает экшен как сверхсовременное военное кино, а драму — как греческую трагедию, в которой благодаря харизме Бенисио Дель Торо самым убедительным оказывается наименее достоверный персонаж, молчаливый демон мести с темным прошлым.

«Макбет» (Macbeth), Режиссер Джастин Курцель

Иначе как насильственным не назовешь подход, выбранный Джастином Курцелем (автором эффектного и мрачного «Сноутауна») в его обращении к Шекспиру. Австралиец накачивает классический сюжет стероидами — этот «Макбет» так сильно хочет запомниться, что отчаянно атакует зрение и слух. Шотландские пейзажи застилают самые густые на свете туманы, палитра кадра, как когда-то у Куросавы в «Ране», намекая на кровожадность человечества, то и дело заливается алым, оглушительно кляцают клинки в часто замедленно снятых батальных сценах и рявкают друг другу сами горцы.

Комментарии
Комментарии