«Шпионский мост» Стивена Спилберга: живой сезон

Посмотрев триллер, где Том Хэнкс играет адвоката, попавшего в эпицентр холодной войны, Антон Долин с ностальгией вспомнил о Берлинской стене и железном занавесе.
«Шпионский мост» Стивена Спилберга: живой сезон

А вы поверите, если вам скажут, что 68-летний Стивен Спилберг — трижды лауреат «Оскара», главный голливудский автор и продюсер, создатель «Челюстей», «Индианы Джонса» и «Списка Шиндлера», а также, с высокой вероятностью, самый известный в мире режиссер — опять снял шедевр? Лично я — нет. И ошибусь.

В основе «Шпионского моста» — правдивая история обмена в феврале 1962-го советского шпиона Абеля, арестованного в США, на американского летчика Пауэрса, сбитого в СССР. Та самая, которая превратилась в версии Саввы Кулиша в культовый «Мертвый сезон» — фильм, согласно апокрифу, вдохновивший юного Путина на то, чтобы пойти работать в КГБ. Сегодня президент РФ — одна из ключевых фигур новой холодной войны, и обращение наших извечных потенциальных противников к тому давнему сюжету кажется совершенно логичным. Хотя сам Спилберг уверяет, что политическая конъюнктура его здесь не интересовала. Он просто вспоминал о детстве, когда в школе его учили прятаться под парту в случае воздушной тревоги.

Именно это происходит с ровесником режиссера — сыном главного героя «Шпионского моста», нью-йоркского адвоката Джеймса Донована. Когда-то Донован был обвинителем на Нюрнбергском процессе, но с тех пор занялся делами страховых компаний, что его полностью устраивает. Именно поэтому на него — тихого семьянина — падает выбор, когда становится необходимо подобрать адвоката для открытого процесса над советским разведчиком. Приговор известен заранее, но формальности надо соблюдать. Поначалу Донован в шоке, но со временем начинает чувствовать профессиональный азарт. Например, добивается того, что Абеля не сажают на электрический стул, а всего лишь дают ему тюремный срок. И даже имеет наглость подать апелляцию.

Как уже было сказано, Спилберг — ровесник сына Донована, а значит, тот — чуть идеализированная фигура отца. На такую роль в американском кино не существует артиста более подходящего, чем Том Хэнкс (впервые примерив амплуа в финале «Форреста Гампа», уже в «Проклятом пути» он сросся с ним навеки).

Комментарии
Комментарии