Дружба народов: самые интересные фильмы совместного производства

Говорят, что самые талантливые дети – те, в которых намешана куча кровей. Мы собрали самых ярких киношных «детишек», у которых «мама – наша, а папа – иностранец». Мир, дружба, жвачка, синема!
Дружба народов: самые интересные фильмы совместного производства

«Нормандия-Неман» (СССР, Франция, 1960)

Первая советско-французская картина – военная драма Жана Древиля по сценарию Константина Симонова о знаменитом истребительном авиационном полке, «воевавшем за наших», как мы в детстве говорили. Неопытность и храбрость, трагические ошибки и трогательные моменты – в советско-французском кино о второй мировой грело примерно то же, что и в просто-советском… плюс очаровательные собственно французы. Вот не надо нам после этого второй «Нормандии-Неман» с Депардье, а?

«Красная палатка» (СССР, Италия, 1969)

Последний фильм Калатозова, где громкие имена на постерах – сам Шон Коннери! сама Клаудиа Кардинале! – играют на самом деле вовсе не первостепенную роль. Больше цепляет сама история, в которой через сорок лет после катастрофы дирижабля «Италия» в Арктике ее руководитель Умберто Нобиле продолжает «суд над собой»… И добавки художественного вымысла ее не портят. Западный зритель увидел «Красную палатку» под музыку Морриконе вместо Зацепина («Его музыка лучше, но моя дороже»), западный критик раскритиковал Калатозова – ну и сами себе бакланы.

«Невероятные приключения итальянцев в России» (СССР, Италия, 1973)

Мафия бессмертна! А комедии Рязанова еще бессмертнее. Привкус итальянской искрометности, взбалмошности и дольче-виты им очень даже идет. Малоизвестные итальянцы в роли итальянцев же хороши и колоритны, а Миронов – просто бог. Мало того, как обаятелен, чертяка, так еще и половину трюков сам выполнил (итальянские коллеги обзывали его сумасшедшим). В итоге получилась легкая, жизнерадостная, ни на какие глубины не претендующая настроенчески-поднимательная штука с вкраплением экшена и цитат из неожиданных мест, вплоть до «Забриски Пойнта».

«Дерсу Узала» (СССР, Япония, 1975)

Товарищ Акира Куросава в качестве певца красот уссурийской тайги – и мужественный Соломин-сан в роли ученого Арсеньева, ее исследующего. Оказывается, будущий классик японского кино впечатлился работами Арсеньева и подумывал об их киноадаптации давно, а тут – приглашение от «Мосфильма» и сценарий Нагибина. И эта работа не только принесла ему «Оскара», но и можно сказать, спасла от самоубийственной депрессии. Может, еще кого спасет. Красоты там и правда неземные – «Аватар» нервно курит в сторонке.

Комментарии
Комментарии