Николай Цискаридзе о балете

Исполнилось два года с тех пор, как Академию русского балета им. А. Вагановой в Санкт-Петербурге возглавил Николай Цискаридзе.
Николай Цискаридзе о балете

О том, что удалось сделать за это время, артист рассказал SPB.AIF.RU в эксклюзивном интервью.

«На конфликт не пойду»

SPB.AIF.RU: — Николай Максимович, вокруг вашего назначения кипели страсти, теперь всё улеглось?

— Страсти кипели поначалу, когда меня назначили исполняющим обязанности ректора. Но через год состоялись официальные выборы, и я стал ректором по решению коллектива. За всё это время не подписал ни одного увольнения, никого не «загнобил».

Отношусь к тем людям, которые сами на конфликт не пойдут никогда. Это не всем известно, но правильно написал Бомарше: «Я лучше, чем моя репутация». Что же я буду разубеждать недоброжелателей: я такой какой есть, никогда не оправдываюсь.

Кстати, люди в артистическом мире часто путают эмоцию и конфликт. Конфликт — это когда никто ни с кем не разговаривает. Такого у нас нет.

— Вам удалось преодолеть внутренний синдром «чужака-москвича»?

— Я 18 лет регулярно танцевал в Мариинском театре, и меня не раз попрекали тем, что москвич. Доходило до курьёзов: как-то моя подруга из Москвы сидела в зале, все аплодировали, а её сосед — нет. Она спросила: «Вам не нравится?» — «Нравится, но ведь он — не наш». Так что я всё знал, но принял для себя решение, что я на это иду и — пошёл.

— Благодаря вашим усилиям Академия впервые почти за тридцать лет выехала в Москву: гала-концерты прошли с огромным успехом.

На днях в Петербурге воспитанники показали премьеру сюиты из балета «Фея кукол». А что вы считаете свои самым значительным достижением за эти два года?

— Когда я пришёл в Академию, меня поразила одна вещь. Училище ведь связано с именами двух великих людей — Константина Сергеева и Натальи Дудинской. Они отдали жизнь этому учебному заведению, но нигде не было даже их портретов! А в одном из залов зале висит картина, на которой изображена Марина Семёнова, но дети не знают, кто эта тётя. Конечно, у нас есть мемориальный кабинет истории отечественного искусства, но есть же ещё и вся школа. И я решил, что на стенах должна висеть история этого учебного заведения, ведь нас и стены формируют.

Комментарии
Комментарии