Джей Джей Абрамс: «Я сказал себе: я солдат, я иду на войну»

В момент премьеры «Звездных войн» Абрамсу было 10 лет. Соглашаясь ­снимать продолжение франшизы, он боялся навсегда разрушить для себя очарование вселенной.
Джей Джей Абрамс: «Я сказал себе: я солдат, я иду на войну»

«Афиша» расспросила режиссера о других его страхах и о том, как дух оригинальной трилогии помог их преодолеть.

Все молятся об одном: чтобы в ваших «Звездных войнах» сохранился дух оригинальной трилогии. Но сказать проще, чем объяснить. Что за дух-то?

Попробую описать. У нас должна быть группа персонажей, каждый из которых находится в безвыходном положении, но при этом сохраняет необъяснимый романтический оптимизм и веру в лучшее. Заранее проигравшие аутсайдеры вдруг осознают, что они сильнее, чем предполагали, и кое-что все-таки в их власти. Например, понять, что мир шире и разнообразнее, чем казалось раньше. Ввязываясь в каждую драку, берясь за каждую миссию, они отдают себе отчет: победа невозможна! И все равно идут на риск. У них и времени нет, чтобы размышлять. Ввяжемся в драку и посмотрим! «Звездные войны» — мир щедрых сердец. Это мир не только необозримого эпоса, но и интимных переживаний… и удивительной комедии не в последнюю очередь. Понимаю, это может звучать странно, но для меня в «Звездных войнах» есть буквально все, о чем только можно мечтать. Невероятно, насколько блестяще Джордж Лукас решал каждую из задач, которые ставил перед собой, — он не совершил ни одной ошибки.

В ваших словах определенно чувствуется что-то личное. Вы о себе говорите, когда описываете эти неосуществимые задачи, за которые берутся герои без надежды на победу? Так, полагаю, должен себя чувствовать любой режиссер, решившийся продолжить «Звездные войны» после Лукаса, но без Лукаса.

Вы спрашиваете, боялся ли я? Еще бы! Я верил, что у меня получится. Но не понимал как. Утешение было одно: я не в одиночестве, вокруг меня прекрасные люди, профессионалы высочайшего класса, и вместе мы как-нибудь справимся. В сущности, так же себя чувствуют и герои фильма: они бессильны поодиночке, но у них нет выбора — схватиться за товарища и вместе одолеть врага… или погибнуть, красиво взорвавшись, исчезнуть в ослепительной вспышке. Мне еще предстоит победить или взорваться… Я никогда не чувствовал, что мое дело верное.

Комментарии
Комментарии