Фильм недели: «Омерзительная восьмерка»

Как обычно, виртуозный, но и самый злой фильм Квентина Тарантино, требующий от зрителя немалого терпения.
Фильм недели: «Омерзительная восьмерка»

США спустя несколько лет после окончания Гражданской войны. Глушь, Вайоминг, метель. У темнокожего охотника за головами майора Майерса проблемы: по дороге сдох верный конь, и теперь не понятно, как транспортировать трех мертвых уголовников в городок Рэд Рок, где за них дадут хорошую цену. По счастью, его любезно подбирает коллега Джон Рут «Вешатель», который тоже не без добычи.

Он, натурально, держит на привязи легендарную бандитку Дейзи Домардж и везет ее в тот же Род Рок: есть у Джона такая слабость — доставлять преступников живыми и самолично наблюдать, как их вешают. Снег все гуще, ветер все пуще. Герои решают переждать непогоду в придорожной харчевне (она же — гостиница, она же лавка — сопутствующих товаров). Среди отогревающихся внутри странников — новый шериф (который должен официально взять Дейзи Домардж под стражу) и палач-гастролер (который должен ее казнить). Присутствие джентльменов такого рода занятий в богом забытой хибаре слишком подозрительно, чтобы быть случайностью — и случайностью, конечно, не является.

Около года назад сценарий «Омерзительной восьмерки» утек в Сеть. Раздосадованный Тарантино, сообщил, что фильм делать не будет — как это бывает с по-настоящему остроумными людьми, не понятно, шутил или нет. Но потом с уже набранным актерским составом дал несколько благотворительных театральных представлений (чтение сценария по ролям), остался доволен приемом у публики и взялся за съемки.

Первые полчаса проносятся с ветерком — но будьте готовы ко второй части истории, когда вы надолго оказываетесь взаперти с компанией господ во всех отношениях пренеприятных (название соответствует) и, как всегда в фильмах мастера, велеречивых.

Это и впрямь театр: пауки в банке (безупречно сыгранные любимцами режиссера разных созывов, от Тима Рота и Майкла Мэдсена из «Бешеных псов» до Курта Рассела из «Доказательства смерти») помаленьку едят друг-дружку поедом — поначалу вербально, а потом и почти буквально.

Комментарии
Комментарии