«Выживший»: рецензия

Станислав Зельвенский — о новом фильме режиссера Иньярриту, в котором Ди Каприо больше двух часов борется со смертью, с медведицей и со всем миром за свой заветный «Оскар».
«Выживший»: рецензия

Двадцатые годы XIX века, территория, которая когда-то станет Средним Западом США, а пока — фронтир, огромные дикие пространства, по которым со взаимной неприязнью бродят американцы, купившие эту землю у французов, французы, продавшие ее американцам, и индейцы, которых никто при этом не спросил. Хью Гласс (Леонардо Ди Каприо), проживший какое-то время в племени пауни с местной женщиной и вырастивший сына (Форрест Гудлак), — проводник в американской экспедиции за шкурами. На них нападают индейцы; среди выживших — Гласс с сыном, командующий экспедицией офицер (Доналл Глисон), сварливый наемник с частично отсутствующим скальпом (Том Харди), юнец (Уилл Полтер) и еще несколько человек. Пока они думают, что делать с собой и со спасенными шкурами, Гласс натыкается в лесу на медведицу с медвежатами.

Оглядываясь на минувший год — что придется делать все чаще в связи с грядущим «Оскаром», на котором о «Выжившем», конечно, не забудут, — трудно не заметить занятные рифмы. Во-первых, очередное возрождение вестерна: фильм Алехандро Гонсалеса Иньярриту разворачивается примерно в тех же местах, что и «Омерзительная восьмерка». На несколько десятилетий раньше — но погода там такая же ужасная, а режиссерский взгляд на романтический миф о покорении Дикого Запада такой же скептический. Во-вторых, неизбывная популярность кино о выживании: на том же «Оскаре» Ди Каприо, который ночует в выпотрошенных лошадях, обгладывает косточки гризли и врачует себя без анестезии, будет, очевидно, соперничать с Мэттом Деймоном и его марсианской картошкой.

Если Ридли Скотт, воспевая силу духа и интеллекта, не боялся уйти в комедию, то «Выживший» ближе к жанру, который в компьютерных играх называется survival horror (сценарист Марк Л.Смит прежде писал именно хорроры), хотя это можно было бы назвать и survival porn: смакование страданий, через которые теоретически может пройти человек. Особенно приятно, когда этот человек — кинозвезда; пиарщики фильма неспроста делают акцент на (наверняка невыдуманных) тяготах съемок — ура, Ди Каприо страдал не только на экране.

Комментарии
Комментарии