12 ролей Алана Рикмана, сделавшие его любимцем миллионов

Каждая его роль становилась событием, но некоторые из них нам ближе других.
12 ролей Алана Рикмана, сделавшие его любимцем миллионов

Не прошла еще и половина января, а мир уже успел потерять сразу несколько действительно выдающихся деятелей музыки и кино. В минувший четверг скорбный список пополнил и британский актер Алан Рикман, человек удивительного таланта, раскрывшегося в таком возрасте, в котором о других актерах обычно все уже давно понятно.

Бесстрашно бравшийся за самые разные образы Рикман успел побывать в шкуре немца и русского, примерил ангельские перья и колдовскую манию, почтил своим присутствием исторические картины и отправлялся с коллегами бороздить космос будущего. Каждая его роль становилась событием, но некоторые из них нам ближе других.

1. Крепкий орешек (1988) / Die Hard

Вышедший в 1988 году «Крепкий орешек» Джона Мактирнана удивил американского зрителя не только новым образом Брюса Уиллиса (ранее уделом этого актера считались комедии и мелодрамы), но и необычно уверенной игрой доселе неизвестного публике актера, сыгравшего предводителя террористов немца Ганса Грубера. Конечно, роль в боевике не была дебютом Рикмана, но известность его не выходила за пределы родной Англии, где актера облюбовали постановщики исторических сериалов и телефильмов. Большой голливудский блокбастер же в момент превратил Рикмана в мировую звезду – предложения посыпались, как из рога изобилия. Еще бы, британец с классическим театральным образованием, который даже немца может сыграть так, что никто не заметит подмены – разве не находка?

2. Робин Гуд: Принц воров (1991) / Robin Hood: Prince of Thieves

Последующие за «Крепким орешком» пару лет Рикман провел в работе над скромными драматическими лентами, но зрители ожидали его возвращения к сильным, ярким, энергичным ролям в массовом кино. И такое возвращение состоялось в приключенческой картине Кевина Рейнольдса «Робин Гуд, принц воров», причем снова Рикману досталась роль антигероя – злобного шерифа Ноттингемского, замахнувшегося на английскую корону и похитившего у Робина невесту Мариам. Картина оказалась кассовым суперхитом и одним из лучших в карьере Кевина Костнера. Однако, кем бы был Робин Гуд, если бы его выгодно не оттеняло окружение и противники? И именно Алану Рикману должен быть благодарен Костнер, без его шерифа и Робин бы остался простым разбойником.

3. Разум и чувства (1995) / Sense and Sensibility

Автоматы и арбалеты – это, конечно, прекрасно, но для самого Алана Рикмана всегда было важно продемонстрировать всю широту своего таланта настоящей большой классической постановкой. В этом актеру помогла давняя знакомая Эмма Томпсон, адаптировавшая для большого экрана роман Джейн Остин «Разум и чувства».

Комментарии
Комментарии