Елизавета Боярская: «Теперь я намного смелее...»

Актриса рассказала, каково это — жить на два города, почему она любит работать с Козловским и в чем превосходит ее муж, актер Максим Матвеев.
Елизавета Боярская: «Теперь я намного смелее...»

Зарубежные ромкомы обычно несут на себе почерк страны-производителя: американский фильм никогда не спутаешь с французским. Как вам кажется, а у отечественных представителей жанра есть нечто такое, что позволило бы сказать: «Так можем только мы»?

Я вообще не люблю, когда фильмы называют ромкомами. Каждый киношник верит в уникальность и неповторимость своего кино, холит его, лелеет, а слово «ромком» упрощает все в сто раз. Это обидно! Для меня «Статус: Свободен» — это трагикомичная мелодрама. Павел Руминов — режиссер и человек не то что с двойным, а с тройным или четверным дном, и кино у нас получилось, как ни странно, даже в чем-то философское. Хотя, конечно, комедийная направленность очевидна.

В картине есть эпизод с бальными танцами. Вам потребовалась специальная подготовка или хватило собственных навыков?

Моя героиня Афина танцует на любительском уровне, так что моих навыков было вполне достаточно: в свое время я долго занималась хореографией и джазовым танцем. Но вообще я считаю, что если у вашего героя есть какие-то способности, их нужно демонстрировать на пять с плюсом. Такой подход говорит о серьезном отношении к профессии и, собственно, делает артиста артистом. Данила Козловский, например, перед съемками в «Легенде №17» полгода отпахал на хоккейном поле.

Кстати, именно Данила играет в «Статусе» главную мужскую роль (картина стала еще и продюсерским дебютом Козловского. — THR). Вы с ним были сокурсниками в СПбГАТИ и сейчас много работаете вместе в театре и в кино. Как вам каждый раз удается находить в таком давнем творческом тандеме новые краски?

Работать с артистом, чей инструментарий знаешь как свой, — всегда большое счастье. Ты только намекнешь, а он уже подхватил. Не боишься импровизировать, хулиганить. У нас с Даней много совместных спектаклей, почти везде мы играем любовь: Луиза и Фердинанд в «Коварстве и любви», Варя и Лопахин в «Вишневом саде», Женя Шапошникова и Новиков в «Жизни и судьбе» — и всякий раз по-другому. С ним легко.

Комментарии
Комментарии