10 режиссеров, которые нас разочаровали

История кино знает немало режиссерских карьер, начинавшихся с шедевров — но затем скатывавшихся в заурядность или и вовсе провал за провалом.
10 режиссеров, которые нас разочаровали

История кино знает немало режиссерских карьер, начинавшихся с шедевров — но затем скатывавшихся в заурядность или и вовсе провал за провалом. 10 наших современников, успевших не оправдать когда-то выдававшихся авансов, — в галерее Time Out.

Слева — «Другие» (2001), справа — «Затмение» (2015)

Алехандро Аменабар

Самый свежий образец карьеры, свернувшей не туда, предоставляет испанец Аменабар. В конце 1990-х и начале нулевых казалось, что нет другого автора, так ловко создававшего многозначительные истории об играх, в которые с людьми затевает их собственное сознание («Открой глаза», «Другие»). В 2016-м Аменабар — уже не образцовый постмодернист, но ремесленник-режиссер смехотворного, нелепого сатанистского квазихоррора «Затмение», только что вышедшего в российский прокат. Не спешите видеть!

Слева — «Лишний человек» (2001), справа — «Молодость» (2015)

Паоло Соррентино

Соррентино прославился на весь мир манерными, вычурными панорамами банальности — «Великой красотой» и «Молодостью», фильмами визуально роскошными, но мучительно пустыми. Те, кто следит за итальянцем с начала его карьеры, впрочем, знают: начинал он с куда менее броских, зато действительно глубоких и оригинальных картин о парадоксах современности вроде «Лишнего человека» и «Друга семьи». Увы, впоследствии стиль окончательно выжил из работ Соррентино содержательность (не считать же таковой унылые мысли о старости и искусстве из «Молодости»).

Слева — «Мой личный штат Айдахо» (1991), справа — «Море деревьев» (2015)

Гас Ван Сэнт

Вот уж кто, казалось, не сдуется никогда! Ван Сэнт на протяжении двадцати лет снимал дерзкие, провокационные, не похожие ни на что другое картины — от «Аптечного ковбоя» и «Моего личного штата Айдахо» до «Джерри» и «Слона». Тем не менее с Ван Сэнтом произошло самое страшное, что может случиться с режиссерами-бунтарями: он чудовищно размяк и подобрел. Если мягкотелый пафос «Харви Милка» еще можно было списать на природу материала, то «Не сдавайся» и прошлогоднее «Море деревьев» и вовсе работают на слезоточивой территории сочинителя дамской литературы Николаса Спаркса.

Комментарии
Комментарии