Алексей Барабаш: «Я не хотел общаться ни с кем из родственников Валерия Ободзинского лично»

Актер — о съемках в сериале «Эти глаза напротив».
Алексей Барабаш: «Я не хотел общаться ни с кем из родственников Валерия Ободзинского лично»

Алексей Барабаш сыграл главную роль в байопике о Валерии Ободзинском «Эти глаза напротив». Мы расспросили актера, как он вживался в роль, легко ли сработался со своими коллегами Кириллом Сафоновым и Евгенией Брик и что было самым сложным на съемочной площадке.

— Алексей, вы похожи на Валерия Ободзинского внешне и, говорят, по обаянию. Вы согласны с этим?

— Конечно, не как две капли воды я на него похож, но некоторое внешнее сходство есть. А вот что касается внутренних качеств, то тут, признаюсь, я во многом похож в жизни на своего героя. Например, у меня в характере тоже есть такие черты, как бескомпромиссность и жесткость. Во время съемок я чувствовал, что мой герой ведет себя ровно так, как и я повел бы себя в аналогичной ситуации в жизни.

— Чтобы так хорошо прочувствовать своего героя, как вы вживались в роль?

— Я изучал биографию Валерия Ободзинского, общался с его современниками, слушал его песни. У меня было погружение в роль, и я получал от этого процесса удовольствие. Валерий Ободзинский открывался для меня с разных сторон: где-то как привлекательный человек, где-то, наоборот, не очень приятный.

С моей точки зрения, работа была проделана очень серьезная, особенно если учитывать тот факт, что многие видеозаписи с Ободзинским были уничтожены. До нас дошла одна любительская запись и одна профессиональная — с голубого огонька, посвященного Дню милиции. И, представьте себе, это всё! Больше никаких видеозаписей с участием Валерия Ободзинского не сохранилось — все куда-то пропало. — Фильм готовился при участии родственников Ободзинского.

Вам удалось с кем-нибудь из них лично пообщаться? — Я изначально не хотел ни с кем из родственников общаться напрямую. Считаю, это могло бы помешать мне в работе над ролью. Но через посредников, безусловно, я что-то спрашивал и узнавал о своем герое. Мне показывали документы и другие записи. Я элементарно должен был научиться разбирать его почерк, чтобы понять, как он писал и что он писал.

Комментарии
Комментарии