10 фильмов о любви после пятидесяти

И в мире кино любви все возрасты покорны.
10 фильмов о любви после пятидесяти

Возраст не преграда ни настоящим чувствам, ни любовным приключениям.

ВОПРЕКИ КУЛЬТУ МОЛОДОСТИ что в современном обществе, что на экране, после сорока, а уж тем более пятидесяти, жизнь вовсе не заканчивается. Многие видят в этом возрасте освобождение: наконец-то можно посвящать время себе, а не постоянной гонке на работе и дома. Романтические отношения в кино до сих пор остаются, побольшей части, уделом молодых, так что поколению наших родителей может показаться, что про них и вовсе позабыли.

Тем не менее, любовь остается локомотивом, за которым мчатся дни, вне зависимости от того, двадцать тебе или семьдесят, так что мы решили найти примеры того, как герои в возрасте не отказались от своих чувств. Рассказываем о 10 фильмах про любовь в зрелом возрасте, доказывающих, что даже в мире кино любви все возрасты покорны.

Эльза и Фред

Мрачный вдовец Фред переселяется в новую квартиру, где в окружении собаки и лекарств собирается провести скромный остаток своих лет. Всю свою жизнь он был женат на правильной чопорной женщине, хорошо выполнял свою скучную работу, так что тоскливая старость вполне логичный тому финал. Фреду повезло: его соседкой оказывается неунывающая старушка Эльза, хорошо помнящая завет Дилана Томаса «Не позволяй себе уйти смиренно в ночи тьму!». И она не уйдет, пока не влюбит в себе унылого ипохондрика и не искупается, как Анита Экберг из «Сладкой жизни», в фонтане Треви.

Любовь по правилам и без

В этой типичной комедии положений сталкиваются два поколения: с одной стороны, разведенная писательница Эрика (Дайан Китон), с другой — ее дочь с внезапно возникшим на пороге пожилым ухажером Гарри (Джек Николсон). Выясняется, что даже к 70 годам далеко не все достигают психологической зрелости — и пока Гарри пытается совершать сексуальные подвиги в ущерб здоровью, Эрика с недоумением осознаёт, что все ее ровесники предпочитают женщин лет на сорок моложе. Однако, как намекает нам режиссер фильма Нэнси Майерс, всё это мишура: немного пособачившись, оба скоро поймут, что созданы друг для друга и уж возраст тут точно не помеха.

На девятом небе

Инге и Вернер живут вместе больше тридцати лет, но сексуальная жизнь супругов по-прежнему активна: вот камера с медицинской безучастностью фиксирует, с каким энтузиазмом они ворочаются на старой скрипучей кровати. Однако в жизни Инге неожиданно появляется 76-летний Карл, чье присутствие угрожает даже такому крепкому браку. «Тебе не стыдно? В твоем-то возрасте?» — сердится обманутый муж. «Но при чём тут возраст?» — удивляется Инге. Новаторство режиссера Дрезена в том, насколько максимально свободно сняты располневшие старые тела в натуралистических постельных сценах. При этом режиссер не обошелся без сарказма: сцены мастурбации или секса всегда чередуются с эпизодами репетиций жалкого любительского хора старушек — лучшего, по мнению общества, времяпрепровождения человека на пенсии.

Мосты округа Мэдисон

Образцовая романтическая мелодрама Клинта Иствуда по одноименному бестселлеру про любовные отношения двоих уже немолодых людей. Франческа (Мэрил Стрип) — 45-летняя итальянка, живущая в штате Айова со скучающим мужем и двумя детьми. Однажды, когда ее семья уедет по делам, на пороге случайно окажется фотограф-натуралист в исполнении Клинта Иствуда, приехавший изучать крытые мосты для National Geographic. У этих волею судьбы познакомившихся двух людей в возрасте есть всего несколько дней в распоряжении, чтобы узнать о жизни то, на что у других обычно уходят годы.

Еще один год

Том и Джерри (как шутят сами герои, они долго учились жить с этими именами) — обаятельная, не унывающая семья старичков. Несмотря на долгий брак, их отношения до сих пор выглядят так, как будто только вчера они вернулись из медового месяца. Их тихое счастье особенно заметно на фоне двух других, непутевых и одиноких, жизней: подруги Мэри — молодящейся и потихоньку спивающейся секретарши, и вдовца Кена, отъевшего себе живот размером с подушку. При этом фильм Майкла Ли меньше всего о том, что одним всё, а другим ничего: немного невыносимая в своей прямолинейности центральная метафора «Еще одного года» — это образ маленького, но уютного садика, за которым на протяжении всего фильма усердно и терпеливо ухаживают Том и Джерри.

Вдали от нее

Фиона (Джули Кристи) и Грант (Гордон Пинсет) уже 44 года вместе. Они бы так и развлекались до самой смерти лыжными прогулками и вечерним чтением любимых книг, если бы не одно «но». Однажды Фиона ставит чистую сковородку в холодильник, но это не просто забывчивость пожилой дамы — это синдром Альцгеймера. В больнице ее болезнь будет прогрессировать, и Фиона забудет даже лицо любимого мужа, обратив свое внимание на мрачного аутичного старичка Обри, который оживает, стоит ей только оказаться рядом. Синдром Альцгеймера, давно ставший рядовым обстоятельством возрастной мелодрамы, — вот буквальная иллюстрация метафоры «любовь без памяти». Это суровое испытание приводит главного героя к возможности, испытав мучительную ревность, почувствовать и настоящую любовь, которая, в версии Сары Полли, означает возможность отпустить любимую.

Прогулка под весенним дождем

Шикарная и в пятьдесят пять Ингрид Бергман, одним своим появлением на экране свидетельствующая о том, что возраст — это, во-первых, красиво, играет Либби — добропорядочную жену и мать, положившую, как это обычно бывало с женщинами ее поколения, все мечты на семейный алтарь. Поехав с мужем в рабочий отпуск, она знакомится с милым, но женатым на скучной религиозной птичнице соседом (Энтони Куинн). Тот немедленно влюбляется в Либби, чего и не скрывает, а она, в свою очередь, не стесняется ответить ему взаимностью. Режиссер Грин нарочно рифмует это позднее чувство с прогулкой двух юных влюбленных под теплым летним дождем, за которыми Либби с завистью наблюдает в самом начале фильма, полагая, что ей уже теперь точно ничего не светит романтичнее прогулки с внуками.

Глория

Что делать, когда тебе пятьдесят восемь и дети давно выросли? Конечно, наслаждаться! Конторская служащая Глория следует этому завету и берёт от жизни все: курит траву, ходит на ретродискотеки и отчаянно флиртует с мужчинами. Один из таких кавалеров — 65-летний франт Рудольфо, мужчина видный и обходительный. С ним Глория вспоминает и радости секса, и мучения ревности, и злость на мудаков. Да, Рудольфо — классический мудак, рохля и подкаблучник, которым помыкают и бывшая, и две великовозрастные дочери. Взбешенная героиня расстреливает незадачливого ухажера из его же собственного пейнтбольного ружья и, не опуская головы, снова идет в клуб для тех, кому за.

Виски

Трагикомедия положений: Хакобо, унылый и одинокий директор чулочной фабрики, просит свою сотрудницу Марту исполнить роль жены, чтобы пустить пыль в глаза брату Герману, вернувшемуся из солнечной Бразилии в первую годовщину смерти матери. Прилежная Марта так хорошо справляется с ролью, что «муж» потихоньку привязывается к ней, однако симпатию к женщине начинает испытывать и бразильский брат. Разыгранный на экране любовный треугольник 50-летних не оставляет у зрителя сомнений в том, что возраст — не помеха для полной чувств жизни. Преградой может стать только уныние, так что после отъезда Германа домой в Бразилию Марта не выходит на постылую работу к зануде-начальнику.

Джинджер и Фред

Амелия (Джульетта Мазина) и Пиппо (Марчелло Мастроянни) в прошлом были танцорами и имперсонаторами легендарных Джинджер Роджерс и Фреда Астера. В молодости пара была известна всей Италии, а сейчас он тихо спивается в одиночестве, а она растит внуков. В качестве забавного недоразумения их приглашают на запись рождественского телешоу, где среди прочих гостей корова с 18 сосками, группа карликов, джаз-бенд долгожителей и милый трансвестит. Закрыть глаза на унизительный дурдом телевидения (очевидная метафора жизни в целом) старикам позволяет ни много ни мало любовь — не только к танцу и собственной молодости, но и просто друг к другу, ведь именно ради встречи с другим каждый и согласился участвовать в этом цирке.

Источник: baba-deda.ru

Комментарии
Комментарии