«Три часа прятаться на бэкстейдже, а потом продефилировать на глазах у толпы — тот еще адреналин»

Внимание, внимание, мужчина-модель № 1 снова в эфире — дает модной общественности мастер-класс по самоиронии.
«Три часа прятаться на бэкстейдже, а потом продефилировать на глазах у толпы — тот еще адреналин»

Каждый день пользователи Instagram, делая -дцатое по счету селфи, изображают взгляд «голубая сталь». Впервые его продемонстрировал Дерек Зуландер — топ-модель, легендарный персонаж легендарного комика Бена Стиллера в комедии 2001 года «Образцовый самец».

С тех пор нового фэшн-гения, способного столь же чувственно выпячивать губы и бессознательно пялиться в камеру, так и не появилось. Подтверждает факт сам Зуландер прямо сейчас, в кино, в компании заклятого друга Гензеля Макдональда (Оуэн Уилсон) и обворожительной Валентины (Пенелопа Крус).

Благословение на съемку фильма дала сама Анна Винтур, главред американского Vogue. Наверное, поэтому Стиллер уверял корреспондента русского Interview, что очень уважает труд работников фэшн-индустрии и к моде относится серьезно. Думаете, не врал?

ХИГГИНСОН: Бен, 15 лет назад ваш Дерек взорвал мир моды. Почему мы так долго ждали продолжения?

СТИЛЛЕР: Снова собрать актеров вместе, подстроить графики, выбить бюджет было ох как непросто. Сначала работу над сиквелом приостановила смерть Дрейка Сатера. А ведь именно он, гениальный комик и сценарист, когда-то придумал Зуландера для скетча на ТВ. Потом были еще попытки в 2005-м и 2010-м. Но только два года назад мы с моим коллегой Джастином Теру снова вернулись к сценарию — и наконец все сложилось.

ХИГГИНСОН: В трейлере нового фильма убивают Джастина Бибера. Это что вообще такое?СТИЛЛЕР: Неплохо для начала, правда? (Смеется.) На самом деле это ему проверка на прочность. Все в курсе, что мнение общества о Джастине двоякое. При этом у него такая армия фанатов, что даже он сам ее истинных масштабов не представляет. Таким парням полезно иногда посмеяться над собой.ХИГГИНСОН: Какие еще нас ждут сюрпризы?

СТИЛЛЕР: Сюжет запутан до абсурда, настоящая вакханалия. Мы пошли на это сознательно, решили сохранить видимость смысла при его отсутствии. Вот хотелось показать, как представители фэшн-мира готовы на все в своем стремлении раскрыть секрет вечной молодости и красоты. Достичь этого можно, используя генетический код «идеальной модели». А его носитель — сын Дерека. В общем, получилась неслабая интрига и теория заговора заодно.

ХИГГИНСОН: Да уж. Кстати, по сюжету повзрослевший Дерек стал умнее?

СТИЛЛЕР: Нет.

ХИГГИНСОН: Окей, проехали. (Смеются.) Тогда такой вопрос: есть разница между миром моды сейчас и 15 лет назад?

СТИЛЛЕР: Огромная! Появление соцсетей изменило все. Я говорил с Анной Винтур, другими влиятельными людьми, и все в один голос твердят, что самый популярный инструмент для обмена идеями и отслеживания трендов — Instagram. А Дерек и его друг Гензель безнадежно отстали от прогресса.

ХИГГИНСОН: То есть по теме интернета нормально проехались?

СТИЛЛЕР: Конечно, мы показали связь индустрии с интернетом. Но все же зрители полюбили фильм именно из-за героев — а пародировать все происходящее в мире моды невозможно. Особенно сейчас, когда мода проникла всюду.

ХИГГИНСОН: Тем не менее у вашей компании это неплохо получается. А как и когда к вам с Оуэном Уилсоном присоединилась Пенелопа Крус?

СТИЛЛЕР: Я думал о ней с самого начала. В сиквеле у Зуландера должна была появиться новая подруга, вот Пенелопа ею и стала. Думаю, излишне объяснять, насколько она прекрасна. (Складывает губы в поцелуе, как Зуландер, и распахивает глаза.) А этот ее акцент!..

ХИГГИНСОН: Пенелопа была первой, кому вы отправили сценарий?

СТИЛЛЕР: Да. Понимаете, в комедии часто нужен тот, кто воспринимал бы все происходящее на полном серьезе, чтобы подчеркнуть нелепость остальных персонажей.

ХИГГИНСОН: Ясно. Бенедикт Камбербэтч тоже сразу согласился участвовать?

СТИЛЛЕР: Даже сценария не дождался. Оказалось, он наш фанат.

ХИГГИНСОН: Мне еще промокампания фильма понравилась. Чего только стоило ваше с Оуэном Уилсоном появление на подиуме в прошлом году — на закрытии показа Valentino.

СТИЛЛЕР: Да уж. Тайно приехать в Париж, три часа прятаться на бэкстейдже, а потом продефилировать на глазах у толпы, не споткнувшись, — тот еще адреналин. Спасибо дизайнерам дома Valentino Марии Грации Кьюри и Пьерпаоло Пиччоли. С чувством юмора у них, слава богу, в порядке. Правда, не все въехали.

ХИГГИНСОН: Неужели мужчины-модели вас раскритиковали?

СТИЛЛЕР: Насчет моделей не знаю, а вот другие фэшн-персонажи, которым мы предлагали сделать что-то вместе, не все оказались в восторге от нашей идеи.

ХИГГИНСОН: Как думаете, почему?

СТИЛЛЕР: Наверное, потому что мода — серьезная штука. Взять то же дефиле: кажется, модели всего несколько минут просто ходят по подиуму и показывают одежду. Но если процесс организован серьезно, получается волнующее зрелище, настоящее искусство. Хотя, например, в Valentino мою позицию разделяют — воспринимать свою работу надо со здоровой долей самоиронии.

Источник: interviewrussia.ru

Комментарии
Комментарии