Ингрид Бергман и Роберто Росселлини: аморальное поведение

Фильмы Росселини сильно отличались от всего, что Ингрид видела прежде. Его героини были настоящими, и она хотела стать такой же.
Ингрид Бергман и Роберто Росселлини: аморальное поведение

Итак, все началось с письма. Фильмы Росселини сильно отличались от всего, что Ингрид видела прежде, у ее героинь всегда были аккуратно уложенные локоны, ее глаза всегда блестели от искусственных слез и правильно выставленного света. Его героини были настоящими, и она хотела стать такой же.

Голливудский ангел и итальянский любовник

Письмо Бергман написала Росселлини в 1948 году. 33-летняя шведская красавица Ингрид на тот момент уже более десяти лет была замужем за врачом Петтером Линдстрёмом, человеком надежным и приятным во всех отношениях, воспитывала десятилетнюю дочь.

За плечами - «Интермеццо» и «Касабланка», «Заворожённый» и «Дурная слава», и первый «Оскар». Вершина карьеры, предел мечтаний для любой актрисы и женщины. Идеальная картинка, а не жизнь.

Зрители боготворили ее, а после ролей монахини в «Колоколах Святой Марии» и Жанны д'Арк ярлык «святой чистоты» намертво приклеился к Ингрид. Она уже была не человеком, а скорее идолом для публичного поклонения.

«Мне было скучно, — рассказывала позже Бергман об этом периоде своей жизни. — Это больше не было похоже на реальную жизнь. Все эти фильмы, которые я оставила за собой, казались мне слишком надуманными, отрепетированными, «картонными». И вдруг я увидела реальные вещи, которые Роберто сделал в своем фильме, и они глубоко тронули меня».

Сын известного архитектора (построившего первый в Риме кинотеатр), Росселлини начинал свой путь в кинематографе, работая над пропагандистскими фильмами для режима Муссолини. Однако война изменила и его убеждения, и отношение к кинематографу. Антифашистский манифест «Рим, открытый город», основанный на реальных событиях, с актерами-непрофессионалами в главных ролях, стал точкой отсчета нового кинематографа.

В личной жизни у Росселлини творилась полная неразбериха. За спиной над ним шутили, что, если без предупреждения спросить Роберто, сколько у него сейчас жен, детей и любовниц, он непременно собьется со счета.

На самом деле, жена у него была одна — дизайнер костюмов Марчелла де Маркиз, сыновей двое, а вот с любовницами все действительно было сложно. Последняя из них — звезда «Рима…», актриса Анна Маньяни была относительно официальной спутницей жизни режиссера на момент знакомства с Ингрид.

Ti amo

«Уважаемый господин Росселлини, - писала Ингрид, - я увидела ваш фильм «Рим, открытый город», и он мне очень понравился. Если вас заинтересует работа с одной шведской актрисой, которая очень хорошо говорит по-английски, еще не совсем забыла свой немецкий, неплохо понимает по-французски, но по-итальянски может сказать лишь «Ti amo», то я готова приехать и сниматься у вас».

Росселлини был польщен вниманием такой яркой кинозвезды и немедленно написал ответ. В его пространном письме были идеи будущего фильма, истории, рассказанные ему или подмеченные в повседневной жизни, заканчивалось письмо предложением приехать в Италию.

«Могли бы Вы приехать в Италию? Могу ли я позволить себе предложить Вам на досуге попутешествовать по стране? Я мог бы вам все показать. Хотели бы Вы стать частью этого фильма? Что Вы об этом думаете? Простите меня за множество вопросов, но я готов продолжать задавать их вечно».

Тем не менее, встретились они впервые не в Италии, а в Калифорнии. В 1949 году Росселлини приехал в Нью-Йорк получать приз кинокритиков, а оттуда отправился в Лос-Анджелес. Ингрид встречала его вместе с мужем (на тот момент еще и ее менеджером), они даже пригласили Росселлини пожить в своем гостевом домике.

Их взаимный, и не только профессиональный, интерес проявился при первой же встрече, не помешал этому даже присутствовавший в этот момент муж Ингрид. Росселлини, абсолютный антипод сдержанного шведа Линдстрёма, увлекал Ингрид эмоциональным рассказом о будущем фильме, сам же в это время завороженно наблюдал за ее грацией и изысканными манерами.

Она тоже была полной противоположностью его тогдашней возлюбленной: Анна Маньяни в порыве ревности забывала не только о манерах, но и об основах безопасности жизнедеятельности – вполне могла запустить в любовника горячей кастрюлей с макаронами.

От святой до шлюхи

Месяц спустя Ингрид прилетела в Рим сниматься в новом фильме Росселлини «Стромболи». Роберто встречал ее у трапа с огромным букетом цветов. С этого момента галантный режиссер не оставлял ее ни на минуту, обращаясь как с королевой: показывал ей страну, водил на гламурные вечеринки, всячески демонстрировал свою привязанность и увлеченность.

«Роберто повсюду оставлял для меня маленькие подарки, — рассказывала Бергман. — он просто ошеломил меня тогда всеми этими знаками внимания».

Романтическая атака увенчалась успехом, и к окончанию съемок их отношения перестали быть мимолетной интрижкой. Оба начали бракоразводные процессы со своими тогдашними супругами, роман стал достоянием общественности – и, неожиданно для всех его участников, настроил мир против Бергман и Росселлини. «У меня вдруг появилось столько врагов, и все они набросились на меня», — вспоминала Ингрид.

Американская общественность, до этого чуть ли не молившаяся на Бергман, теперь готова была ее четвертовать. Зрители бойкотировали фильмы с ее участием, а сенатор от Колорадо Эдвин Джонсон выступил в Конгрессе с предложением пожизненно запретить Ингрид Бергман сниматься в США ввиду ее «аморального поведения».

Петтер Линдстрём затянул развод, насколько это было возможно, а затем в течение нескольких лет запрещал Бергман видеться с их общей дочерью. Кстати, «свободу» от бывшего Ингрид получила через неделю после рождения сына от Росселлини.

Пока Бергман рожала в одном из римских госпиталей, журналисты светских изданий взяли его в осаду. Чтобы заполучить заветный снимок «павшей Ингрид», один из журналистов даже пробрался в отделение под прикрытием собственной беременной жены, хотя у той была еще пара месяцев до срока.

«Эта женщина бросила дочь в Америке, чтобы родить сына в Италии» — заголовками подобного рода пестрила вся мировая пресса. Шведские газеты тоже не остались в стороне, заявив, что актриса, когда-то считавшаяся символом нации, теперь стала олицетворением распутства.

Через две недели после рождения сына Роберто Росселлини представил свой новый фильм на суд зрителей. «Стромболи» — образец жанра для современных кинематографистов — в прокате провалился.

Успех жены

Пока бывшие поклонники забрасывали Бергман и Росселлини гневными письмами и телеграммами, полными тирад об их низком моральном облике, влюбленные наконец поженились в маленькой римской церкви, купили виллу Санта-Маринелла и завели собаку, которую назвали Стромболи, «назло врагам».

Еще через год Ингрид родила Роберто двух девочек-близнецов: Изабеллу и Изотту. Актриса все больше посвящала себя дому, сначала потому, что вслед за бойкотом зрителей от нее отвернулись и кинематографисты, затем, когда страсти поутихли, из-за ревности мужа.

На все ее попытки вернуться к работе Росселлини отвечал: «Безусловно, я согласен, что тебе необходимо сниматься в кино, но только в моем кино». Позже его будут обвинять в том, что он тормозил карьеру жены.

Его карьера, впрочем, тоже не поражала воображение. Творческий кризис грозил стать хроническим, фильмы приносили все меньше прибыли, а долги росли.

В отличие от первого мужа Бергман, ее второй супруг был абсолютно непрактичным. Спортивные автомобили, амбициозные, но убыточные, проекты — он жил как миллионер, которым, увы, не являлся. Дошло до того, что Ингрид приходилось экономить, чтобы купить детям новую обувь.

Точку в их отношениях поставил второй «Оскар» Ингрид за роль в фильме Анатоля Литвака «Анастасия». Росселлини не простил ей возвращение в Голливуд. Их развод общественность приняла уже гораздо спокойнее. «Все мои мужья прекрасно знали, что в первую очередь я актриса. Они сильно рисковали, когда женились на мне», - говорила Бергман в одном из своих поздних интервью.

После развода с Роберто она еще раз вышла замуж, тоже развелась спустя несколько лет, но уже вовсе без скандалов. Впереди ее ждал третий «Оскар», заслуженное признание и долгие годы борьбы с раком.

Росселлини после их развода тоже недолго был одинок. Во время путешествия по Индии он познакомился со сценаристкой Сонали дас Гупта, она, как водится, была замужем. Этот скандальный роман стал последним в его жизни – с Сонали он прожил двадцать лет.

Источник: Апрель

Комментарии
Комментарии