«Чужая страна» Ким Фаррант

Николь Кидман в феминистском антидетективе.
«Чужая страна» Ким Фаррант

Станислав Зельвенский — о новом фильме с участием большой голливудской звезды, ради которого она вернулась в родную Австралию.

В австралийской глуши живет семья Паркер: Мэттью (Джозеф Файнс) работает в аптеке, Кэтрин (Николь Кидман) моет посуду, дети — Лили (Мэддисон Браун) и Том (Николас Гамильтон) — ходят в школу. Переехали они недавно, явно без удовольствия, после какой-то неприятной истории, связанной с Лили. Той 15, она все время ходит полуголая, хлопает ресницами и вешается на всех подряд, включая слегка умственно отсталого соседа-аборигена (Мейн Уайатт), который приходит красить забор.

Однажды ночью дети исчезают — просто уходят из дома и не возвращаются. Вдобавок начинается песчаная буря. Может быть, они потерялись в пустыне. Может быть, сбежали. Может быть, что-то другое. Поисками занимается местный детектив (Хьюго Уивинг), который, впрочем, недвусмысленно намекает, что Паркерам нужно начать расследование с самих себя.

В дебюте австралийки Ким Фаррант есть все, что рассчитываешь увидеть в австралийском фильме, — за исключением, может быть, кенгуру, зато включая Николь Кидман, которая впервые за очень долгое время решила поддержать местное независимое кинопроизводство. Аутбэк, малонаселенные территории материка, вдохновляет режиссеров — что тамошних, что приезжих — на строго определенный набор тем и сюжетов: см. «Пикник у Висячей скалы», «Обход», «Последнюю волну», «Опасное пробуждение» и так далее и так далее. Во-первых, исчезновение, растворение в пейзаже — часто это касается именно детей или подростков. Во-вторых, мистические, угрожающие свойства австралийской природы; Австралия как страна, в которой апокалипсис то ли вот-вот произойдет, а то ли вовсе уже случился. В-третьих, вина белого человека. И наконец, деградирующий, инцестуальный характер осколков цивилизации — городки, где можно только спиваться, спать с родственниками и судачить про соседей.

В каждой клетке Фаррант аккуратно ставит галочку. Вот выжженные солнцем горы, над которыми камера плывет под авангардный саундтрек, вот горизонт, в который она вглядывается под аккомпанемент каких-то дурацких подростковых стишков.

Комментарии
Комментарии