Грегорианский календарь

10 лучших ролей Грегори Пека к 100-летнему юбилею актера.
Грегорианский календарь

5 апреля исполнилось бы сто лет Грегори Пеку — актеру, в почти полувековой карьере которого были и романтические герои, и эффектные злодеи (даже доктор Менгеле). Впрочем, Пек был прежде всего олицетворением послевоенного идеала современного человека — интеллигентного, праведного, благородного, но в то же время яростного в своем неприятии любой несправедливости. В 1960-х мир снова пошатнулся, но Пек, хоть и стал реже сниматься, не растерял уважения зрителей. Мало кому удавалось добиваться в кадре столь многого столь сдержанными средствами — одна его манера держаться говорила о персонаже больше, чем десяток жестов и реплик у иных исполнителей. Лучшие роли артиста — в галерее «Ленты.ру».

Пек обычно уместнее смотрелся в драматических ролях, которые в основном приходились на вестерны, военное или социальное кино. Тем более силен был комический и сентиментальный эффект «Римских каникул»: Пек не похож на стандартного романтического героя, тем и очаровывает сбежавшую из дворца Одри Хепберн.

«Вертикальный взлет» (Twelve O'Clock High), 1949

Роль военного летчика в фильме Генри Кинга принесла Пеку номинацию на «Оскар», а также показала, насколько разнообразным он может быть, оставаясь в рамках привычного героического образа. Его бригадный генерал, уставший от войны и смерти, — это 50 оттенков благородства, от верности долгу до сочувствия павшим.

«Моби Дик» (Moby Dick), 1956

Приключенческий эпос Джона Хьюстона позволил себе немало отступлений от романа Мелвилла и существенно сократил его проблематику. Но он остается лучшей экранизацией «Моби Дика» — благодаря зрелищности и Пеку, сделавшему безумие капитана Ахаба сдержанным, скорее потаенным, чем яростным.

«Завороженный» (Spellbound), 1945

Хичкок как никто умел выжимать из своих звезд качества, о существовании которых вряд ли подозревали даже они сами. Вот и бравый, образцово обаятельный Пек в его «Завороженном» превращается в самозванца, беспамятного и мучимого чувством вины — но, конечно же, как часто бывает с растерянными хичкоковскими героями, невинного.

«Джентльменское соглашение» (Gentleman's Agreement), 1947

Фильм Элии Казана позволил Пеку сыграть одного из самых запоминающихся своих праведников — журналиста, который работает над репортажем об американском антисемитизме. Сцена в отеле, в которой возмущенный обыденностью дискриминации герой позволяет гневу выплеснуться, — классика на все времена.

«Убить пересмешника» (To Kill a Mockingbird), 1962

Самая каноническая из ролей Пека — и его единственный «Оскар». Его Аттикус Финч, белый адвокат из консервативного южного городка, защищающий чернокожего, стал символом порядочности и веры в то, что равноправие возможно и достижимо. Назидательному по своей природе Пеку здесь часто достаточно поворота головы, одного движения бровями, чтобы мгновенно поставить на место и пристыдить всех бытовых расистов и ксенофобов.

«Пушки острова Наварон» (The Guns of Navarone), 1961

Пек так органично играл бравых офицеров, несмотря на ужасы войны оставшихся идеалистами, что порой не меньшее удовольствие доставлял, позволяя себе определенную иронию. В приключенческом блокбастере «Пушки острова Наварон» он намеренно играет непогрешимого британского капитана плакатным, образцовым мачо, подлинным супергероем — в ту эпоху, когда этот статус еще не означал привязки к комиксам.

«Мыс страха» (Cape Fear), 1962

Если в ремейке этого психотриллера о напавшем на семью юриста уголовнике куда более величественным предстает зло, то в оригинале у него, конечно, нет шансов — рядом с Пеком-то. Этот факт подтвердил впоследствии сыгравший маньяка Роберт Митчум, рассказавший, что когда Пек случайно ударил его на съемках по-настоящему, лицо болело еще несколько дней.

«Большая страна» (The Big Country), 1958

Конечно, из множества вестернов, в которых сыграл Грегори Пек, отечественному зрителю лучше всего знакомо «Золото Маккенны», но «Большая страна» Уильяма Уайлера, пожалуй, еще более величественна. Это практически «Война и мир» на ранчо — эпос, в котором с чрезмерными чувствами соседствует чрезмерное насилие, а рядом с Пеком играют Чарльтон Хестон, Джин Симмонс и Берл Айвз.

«Омен» (The Omen), 1976

В 1970-х Новому Голливуду больше нужны были заправские антигерои — и Пек, весь внешний вид которого свидетельствовал о порядочности, стал сниматься куда реже. Но совсем в стороне от перемен в индустрии не остался — его выход в «Омене» в роли невольного отца Антихриста полон как подлинного ужаса перед злом, так и очень семидесятнической самоиронии.

Источник: Lenta

Комментарии
Комментарии