«Громче, чем бомбы» Йоакима Триера

Станислав Зельвенский — о драме про семью ушедшей из жизни военной корреспондентки с Джесси Айзенбергом и Изабель Юппер в главных ролях.
«Громче, чем бомбы» Йоакима Триера

В Нью-Йорке готовится большая ретроспективная выставка Изабель Рид (Изабель Юппер) — фотографа, чьи снимки из горячих точек регулярно украшали первую полосу The New York Times. Рид уже несколько лет как мертва — она погибла в автокатастрофе, причем, предположительно, въехала в грузовик специально.

Ее смерть оставила в семье только мужчин. Джин (Гэбриел Бирн), вдовец, — мягкий школьный учитель. Старший сын Джона (Джесси Айзенберг) — социолог, давно живущий отдельно и только что сам ставший отцом. Младший, Конрад (Девин Друид), — угрюмый подросток, тайно влюбленный в вульгарную одноклассницу и целыми днями играющий на компьютере. Он до сих пор не знает, что мать, скорее всего, покончила с собой, — впрочем, это лишь один из нерешенных вопросов, касающихся как смерти, так и жизни Изабель, которые не дают отцу и детям примириться с собой и друг с другом.

«Громче, чем бомбы» — третий полнометражный фильм и англоязычный дебют норвежца Йоакима Триера, автора крайне занимательной «Репризы» про двух молодых писателей, друзей-соперников, и «Осло, 31 августа», безукоризненно трагической новой экранизации «Блуждающего огонька» Пьера Дрие ла Рошеля.

В отличие от своего датского тезки (и вроде бы дальнего родственника) Триер не стал снимать США дома, но это не более чем экспедиция: оператор, второй сценарист, монтажер, композитор и так далее — те же, что и на его предыдущих картинах.

Монтажера стоит выделить особо, поскольку «Бомбы» склеены очень прихотливо: Триер мастерски микширует времена, места, голоса, точки зрения, видеоформаты, реальное с воображаемым. Предмет фильма — один из предметов — тотальная ненадежность: все герои, за исключением самого юного, друг другу врут, иногда из лучших побуждений, чаще — из-за собственной трусости или эгоизма. И Изабель не случайно является именно военным фотографом. Мы видим ее страшные, красивые, очень выразительные снимки из Африки, с Ближнего Востока — и сразу же вспоминаем то и дело вспыхивающие скандалы и дискуссии (хотя Триер в основном оставляет их за кадром): насколько они постановочные?

Комментарии
Комментарии