Илья Найшуллер о фильме «Хардкор»: «Я все время помнил о балансе между насилием и юмором»

Режиссер рассказал об использовании субъективной камеры, завтраке с Джейком Джилленхолом и любимой компьютерной игре.
Илья Найшуллер о фильме «Хардкор»: «Я все время помнил о балансе между насилием и юмором»

«Хардкор» Ильи Найшуллера – первый экшн-фильм, целиком снятый субъективной камерой. В принципе, фильмов, где зритель все время смотрит на происходящее глазами главного героя, хватает – достаточно вспомнить психоделический трип Гаспара Ноэ, «Вход в пустоту» или нуар Роберта Монтгомери 47-го года, «Леди из озера».

Однако в «Хардкоре» мы словно попадаем в компьютерную игру-стрелялку. Весь фильм представляет собой взгляд из головы главного героя Генри, который проснулся в некой лаборатории без памяти, да еще и получеловеком-полуроботом. Незнакомка говорит, что она его жена, однако поговорить они не успеют – ее тут же увезет в неизвестном направлении группа вооруженных лиц. Генри отправляется на ее поиски и проливает по дороги немало крови.

Дебют Ильи Найшуллера, который родился в Москве и учился в Лондоне, был снят с использованием камер гоу-про. Их привязывали к голове каскадеров, а иногда режиссер прицеплял их на голову себе (Во время съемок пострадало приблизительно 20 камер).

Продюсером фильма выступил Тимур Бекмамбетов, который недавно закончил съемки ремейка фильма «Бен Гур». Фильм впервые был показан на фестивале в Торонто в прошлом году.

Как вы добились финансирования такого необычного проекта?

Сначала я не был уверен, что фильм, снятый субъективной камерой, будет интересно смотреть полтора часа. Я задавался тем же вопросом, которым бы задавался любой человек, снимающий такой фильм. Но Тимур спросил меня: «Разве ты не хотел бы увидеть классный экшн на большом экране, где ты смотришь чужими глазами?». Я признался, что хотел бы, и тогда он сказал: «Ну так что же ты его не снимешь?». Я получил шанс снять что-то абсолютно новое, и такой шанс появляется раз в жизни. Ну или 2 раза, если вы Джеймс Кэмерон.

В фильме, где так много действия, должно было быть сложно держать ритм. Как вы с этим справлялись?

Мне нужны были три вещи: хороший вкус (во всяком случае, мне хочется на это надеяться), хорошая интуиция и очень хороший монтаж. Пока я писал сценарий и снимал фильм, я все время помнил о балансе между насилием и юмором, между действием и эпизодами, когда оно должно замедлиться.

Вы достигли его при монтаже?

Изначально фильм шел два с половиной часа. У меня была сцена, где Генри идет по парку, снятая в духе Теренса Малика, я тогда подумал, что зрителю нужна передышка. В окончальном монтаже мы потеряли только полторы сцены, а в остальном избавлялись от лишнего действия.

Вы мало что объясняете зрителю и просто швыряете его внутрь каждой сцены.

Я хотел, чтобы зритель чувствовал себя как Генри, чтобы он был полностью погружен в фильм. Насчет объяснений – я не хотел объяснять, откуда у главного злодея взялись его сила и могущество. Надоело, что Голливуд постоянно все объясняет. Я хотел привлечь зрителя, но не разжевывать ему каждую деталь. В конце концов, тут важна не история, а то, как ты ее рассказываешь.

Вы думаете, что в голливудских блокбастерах слишком все объясняют?

Я думаю, что это плохо, но это необходимое зло. Когда вы снимаете фильм большой студии за 150 миллионов долларов, это вполне естественно. Иногда, впрочем, и в таких условиях снимают прекрасные фильмы, не часто, но такое случается.

Назовите лучший момент, связанный с «Хардкором».

Сейчас, я только у жены спрошу. Она помнит. Да, я с ней согласен – это когда Шарлто Копли согласился играть у нас, и потом там есть сцена, где Генри входит в лабораторию и вытирает ноги о коврик. В тот момент роль Генри играл я, и я подумал: «Илья, это потрясающе. У тебя есть сейчас группа друзей, деньги и Шарлто Копли в кадре. Не просри все».

А самый тяжелый момент?

Когда мы закончили съемки, фильм шел 1,56, и это было не совсем то. Мне пришлось идти к продюсерам, которых нашел Тимур, и говорить им: «Ребята, дайте нам еще время, фильм станет только лучше». Приятно, что они не могли заставить меня повезти фильм на фестиваль, когда я сказал, что он не готов.

С кем вы были больше всего рады пообщаться на фестивале?

Было здорово встретить Роберта Родригеса в Остине. Да, и я позавтракал с Джейком Джилленхолом! Это было довольно круто.

С кем бы вы больше всего хотели встретиться?

Я бы хотел показать свой фильм Квентину Тарантино.

Ваш любимый фильм?

О нет! Могу я назвать три?

Конечно.

«Криминальное чтиво», «Обычные подозреваемые» и либо «Олдбой», либо «Семейка Тененбаум».

А компьютерная игра?

Это еще сложнее. Наверное, за последние пару лет наибольшее впечатление произвела «Одни из нас»

Источник: Голливудский Репортер

Комментарии
Комментарии