Почему «Девчонки» — все еще лучшее телешоу для двадцатилетних

В прошлое воскресенье завершился 5-й сезон «Девчонок» — предпоследний и самый удачный за всю историю сериала.
Почему «Девчонки» — все еще лучшее телешоу для двадцатилетних

Если вы помните всех по именам, то — Марни вышла замуж за Дези, Шошанна переехала в Японию и втюрилась, а Ханна преподает школьникам литературу, норовя ввернуть в курс Филипа Рота, и встречается с Фрэном. Ее родители как никогда близки к разводу. Джесса учится на психолога и флиртует с Адамом, который перемежает съемки в процедуралах и независимые театральные постановки. Элайджа влюбился в телеведущего Дилла (вездесущий Кори Столл). Рей все еще руководит непопулярной кофейней и по-прежнему несчастлив.

Если не помните — не беда. Детали, в сущности, и неважны. Важно, что у всех сюжетных линий этого сезона одна основная тема — невозможность настоящего побега, для которого недостаточно никакого, даже самого опрометчивого поступка, будь то брак, эмиграция или нелюбимая работа.

Иллюстрация такой немудреной мысли выполнена с редкой для (все еще) молодого автора искусностью: по пятому сезону вообще заметно, что у Данем уже сформировалась солидная драматургическая мускулатура. В лучших своих эпизодах — свадьба, возвращение Чарли или заключительные полчаса — «Девчонки» великолепны, в обыкновенных — японские приключения Шошанны или гей-одиссея отца Ханны — похожи на механизм, отлаженный за годы до бесперебойной работы.

Но спокойное и несколько неожиданное величие этого сезона заключается даже не в композиционной искушенности его создателя — все дело в тоне, которым теперь рассказывается эта история. Похоже, сказалась инъекция взрослости, сделанная год назад: Данем не то чтобы окончательно пригасила шутовство (здесь все еще вдоволь нелепых сцен, комичных реплик или имен типа Пробирка и Тенденция), но явно пробует его как-то преодолеть. Сдержанная эксцентрика — такой оксюморон, пожалуй, наиболее точно описывает ее новый авторский голос.

Это голос не чурается банальностей (сцена с писательницей Талли Шифрин) и не стесняется поверять простые истины простым людям (наивный монолог Гектора, подбросившего Ханну до города).

Комментарии
Комментарии