«Любовь не по размеру»: как снимали фильм

Режиссер французской романтической комедии «Любовь не по размеру» и исполнители главных ролей о том, является ли рост помехой для настоящей любви.
«Любовь не по размеру»: как снимали фильм

12 мая 2016 года в российский прокат выходит французская романтическая комедия о счастливых случайностях и изменчивости судьбы. Рассказываем, как снимали фильм Любовь не по размеру и другие интересные детали.

Страна: Франция

Режиссер: Маркос Карневале, Лоран Тирар

В ролях: Жан Дюжарден, Виржини Эфира, Седрик Кан, Сезар Домбой, Элеа Клэр, Мириам Текаиа, Франсуа-Доминик Блен, Жан-Мишель Лами, Стефани Папаниан, Лайонел Мур

Дата релиза: 12 Мая 2016

Потерянный мобильник оборачивается для Дианы знакомством с поистине невероятным человеком по имени Александр. Он умен, неутомим и чертовски обаятелен. У него замечательное чувство юмора и, кажется, нет недостатков. Кроме одного… Его рост – чуть больше метра. Это небольшое препятствие оказывается источником огромных проблем и множества неудобных и смешных ситуаций для Дианы. Но настоящая любовь может победить всё, если, конечно, это очень большая любовь.

Большой ромком с маленьким Дюжарденом

Ради этой роли обладателю «Оскара» пришлось ползать на коленях, а старый вокзал стал на несколько дней Королевской оперой Валлонии во Льеже. В интервью главный герой фильма “Любовь не размеру” рассказал, как ему уменьшили рост.

Диана (Виржини Эфира) – юрист в адвокатской конторе, где каждый день ей приходится встречаться со своим бывшим мужем. Неожиданно в её жизни возникает архитектор по имени Александр (Жан Дюжарден), замечательный человек, мужчина с большой харизмой и маленьким ростом.

Интересно, что настоящий рост Жана Дюжардена — 182 см.

Что заставило вас пуститься в эту авантюру?

— Теоретически, такого рода комедии — не мой стиль, но мне было интересно, смогу ли я справиться с такой ролью чисто технически. Тогда я сказал себе, что, скорее всего, это мой единственный шанс сыграть человека ростом сто сорок сантиметров, притом так, чтобы он не вызывал насмешек и издевок. После этого я уже был полностью захвачен этой мыслью.

Каким вам представлялся Александр?

— Я спросил Лорана, в каком ключе он собирается делать свой фильм, и из его ответов понял, что это будет не столько комедия, сколько романтическая история, если не сказать – сказка, про красавицу и лягушонка. Поэтому я решил, что мой герой будет безыскусным и мужественным – не циник и не умник, а просто хороший человек. Так же поступила и Виржини. Конечно, во время работы нам не приходилось все время падать от хохота – нужно ведь было изобразить историю любви. Я был вынужден стоять перед Виржини на коленях, смотреть на нее снизу вверх, танцевать в одиночку, разговаривать в одиночку…

проделывать все это было трудно, но интересно. За комическое в этом фильме отвечают второстепенные персонажи – бывший супруг Дианы, ее мать, секретарь — все те герои, которые наблюдают за нами и оценивают нас.

В самом ли деле рост имеет значение?

— Честно говоря, я не верю в это. Острее всего этот вопрос встает, когда ты вынужден стоять голым в шкафу, или при игре в регби. Вот тогда можно понять, насколько верным было твое прежнее представление! (Смеется.)

Виржини Эфира

Что привлекло вас в этом проекте?

— Вообще-то я узнала о нем еще до того, как меня пригласили на пробы, и была очень заинтригована. Мне показалось, что это отличная тема для комедии – история женщины, которая заочно влюбляется в мужчину, потом обнаруживает, что он такого маленького роста, и разрывается между любовью и общественными предрассудками. Еще сильнее я воодушевилась, когда узнала, что главную мужскую роль в фильме сыграет Жан Дюжарден, а режиссером станет Лоран Тирар. Я была знакома с творчеством Тирара, он производит впечатление человека с хорошим вкусом и высокой творческой планкой. Я прошла пробы, познакомилась с продюсером ван Зуйлен – это был ее первый проект. Она была полна энтузиазма, и это оказалось заразительным. Думаю. во многом именно благодаря ей все на съемочной площадке так и бурлили энергией. Ну и, конечно, это заслуга сценаристов, Лорана и Грегуара Виньерона, которые смогли поведать эту историю простым языком, одновременно сохранив сложность и глубину характеров. Фильм не только дает нам посмеяться, но и ставит перед нами более глубокие, даже интимные вопросы: свободны ли мы по-настоящему в своем выборе? Насколько влияют на наши чувства общество и царящие в нем взгляды?

Какой вам представлялась ваша героиня?

— Здесь я полностью дала волю воображению. Чтобы этот образ обрел плоть, мне пришлось забыть обо всех архетипах сильной женщины. Главная задача, которая стояла передо мной, - не выйдя за рамки комедии, показать, как важно сделать верный выбор в довольно-таки странной и непростой ситуации. Я старалась как можно полнее вжиться в эту роль, снова и снова перечитывала текст, чтобы лучше понять ее реакции. Чтобы образ Дианы показался достоверным, нужно было погрузиться в ситуацию как можно глубже – тогда моя героиня обретала кровь, плоть и душу.

Лоран Тирар, режиссер, соавтор сценария

Как возникла идея фильма «Любовь не по размеру»?

— Незадолго до выхода моей картины «Каникулы маленького Николя» я познакомился с продюсером Ванессой ван Зуйлен. Мы беседовали, и в какой-то миг она заметила, что было бы неплохо снять кино о романе женщины с красавцем мужчиной… который был бы гораздо ниже нее ростом – скажем, всего 140 сантиметров. Тогда у меня были другие дела, и я сказал, что обдумаю этот вопрос, но, честно говоря, сделал так только из вежливости. Но чем я больше размышлял, тем интереснее мне казалась задача, и уже на следующее утро я передумал отказываться от предложения. В самом деле, из этого могла получиться отличная комедия – яркая, с кучей неожиданных сюжетных поворотов.

И вы тут же позвонили сценаристу Грегуару Виньерону?

— Да. Он тоже оценил реальный потенциал этой идеи и пришел от нее в восторг. Таким образом, летом 2014 года мы взялись за сценарий, планируя приступить к съемкам уже осенью. Сначала мы думали, что сосредоточимся в основном на моментах, связанных с описанием французского общества. Но постепенно увлеклись и внесли кучу дополнительных деталей. В итоге тот фильм, который все увидят, имеет мало общего с первоначальным вариантом сценария.

Сильно ли отличается придумывание сценария «из головы» от адаптации комикса, как в случае с «Астериксом» или «Маленьким Николя»?

— О да – хотя бы потому, что комикс изначально не рассчитан на то, что по нему будет снято кино. В работе над экранизацией и «Астерикса», и «Маленького Николя» у нас было очень, очень много творческой свободы.

Знакомы ли вы в реальной жизни с кем-нибудь настолько же маленького роста, как ваш герой?

— Не просто знаком – один такой человек даже снялся в нашем кино. Нам ведь нужен был дублер для Жана Дюжардена, и мы снимали его со спины в разных ракурсах. Каждый день он присутствовал на съемочной площадке, Жан много с ним общался. Он очень нам помог – в том числе своими замечаниями, поскольку герой Жана оказывался в таких ситуациях, в которые его дублер попадал ежедневно. Но нашей задачей не было снять фильм-путеводитель по жизни «маленьких людей», хотя в нем и содержатся кое-какие любопытные детали. Кроме того, мы хотели соблюсти определенную поэтическую дистанцию, чтобы кино по-прежнему оставалось комедийным.

Когда вы поняли, что главную роль должен сыграть Дюжарден?

— Когда закончили сценарий. Мы, естественно, задумались о кастинге и в какой-то момент решили: а, была не была, попробуем пригласить Дюжардена! Нам требовался актер, который был бы очевидно харизматичен – настолько, чтобы его герой даже при росте в метр сорок оставался сексуально привлекательным мужчиной. В течение суток Жан дал нам согласие – его идея фильма увлекла так же сильно, как и нас. Но поскольку он был занят в других проектах, мы решили отложить начало съемок до весны 2015 года. Жан отличный профессионал. Он невероятный трудоголик и перфекционист. Когда видишь, как он играет, то сразу ясно: в работе этот человек готов выложиться на все сто. Однако нужно было, чтобы он, что называется, дал на этот раз другую краску – предстал на экране более сдержанным и рассудительным, чем обычно. Это должно было придать фильму большую эмоциональность. Оказалось, что у Жана очень хорошие инстинкты. О чем бы ни зашла речь – об изменениях в сценарии или подборе актеров, - ему удавалось по-настоящему меня удивить.

Актрису на роль Дианы вы нашли так же быстро?

— Нет. Этот образ я выписывал с большим трудом, а потому поступил так, как во Франции вообще-то делают редко: пригласил на прослушивание сразу нескольких кандидаток. Там были и достаточно популярные, и менее известные актрисы, но подход ко всем был одинаковый. С Виржини Эфира я был знаком только поверхностно, фильмов с ее участием видел мало. Но когда настала ее очередь пробоваться, стало очевидно, что это и есть Диана. У нее явный комический дар и при этом – большой актерский талант в целом. Как и Дюжарден, Виржини трудоголичка и перфекционистка. Она утверждает, что комплексует из-за своего бельгийского происхождения и телевизионного прошлого, но я могу отозваться о ней как об исключительно умной, утонченной и интеллигентной женщине.

Как проходил подбор остальных актеров?

— Очень быстро, этим занимался мой кастинг-директор. Седрик Кан, который играет бывшего мужа Дианы, раньше никогда не снимался в комедиях, но я был убежден, что он превосходно подойдет на эту роль. То же самое относится к Сезару Домбуа – я был полностью в нем уверен.

Вы и сами сыграли в своем фильме камео. Весело было?

— Ни секунды. Быть актером мне не нравится; вряд ли я сделаю это когда-нибудь снова. Но моих детей, как выяснилось, эти сцены смешат, а значит, я не ошибся.

Находилось ли на площадке место для актерской импровизации?

— Не особенно, но была пара-тройка моментов, когда я просто оставил камеры включенными и предоставил актерам полную свободу. Например, целиком сымпровизирована вся сцена обеда в подпольном ресторане. У нас были заготовлены кое-какие диалоги, но непосредственно в момент съемок я попросил Жана и Виржини действовать и говорить по наитию. В тот момент площадку озарило волшебство, иначе не скажешь, до того светлым получился этот эпизод. То же самое относится к сцене, где Диана предлагает Александру довольно-таки страшного вида свитер. Реакция Жана выглядит абсолютно естественной, идущей от самого сердца. Практически нет ощущения, что он играет.

Какой была атмосфера на съемочной площадке?

— Все были очень заняты, но всем было радостно и легко. Работы было море, но Жан и Виржини всегда умели сделать так, чтобы вокруг стало светлей. К тому же съемки проходили в Марселе – в городе, где я никогда не был раньше, но сразу же в него влюбился.

Почему выбор пал именно на Марсель?

— Мне не хотелось, чтобы подобная история разворачивалась в огромном городе типа Парижа или Лондона, потому что там снует такое количество самых разных людей, что мужчина ростом метр сорок останется во всех смыслах незамеченным. И все-таки город должен был быть достаточно крупным, и нужно было много солнца – я хотел придать всему этакий калифорнийский привкус. В Марсель я, как уже сказал, влюбился с первого взгляда. Он похож на Париж, каким тот был в семидесятые – у него такой же хаотичный, сумбурный вид. Так романтично видеть людей на мотоциклах и без шлемов!.. В мире, где все стерильно и стандартизировано, Марсель кажется глотком чистого воздуха.

Некоторые сцены фильма происходят в Льежской опере. Это чтобы привнести добавочную толику романтики, или по какой-то иной причине?

— Незадолго до того, как я начал работать над сценарием фильма, я посмотрел документальный сериал «Храмы культур», его спродюсировал Вим Вендерс.

Несколько серий были посвящены Оперному театру Осло, обстановка которого просто поразила меня. Это и побудило меня ввести в картину сцены, из которых сразу становилось бы понятно, чем именно и в какой атмосфере занимается Александр. Но надо сказать, что в здании самой Оперы мы не снимали. Ее роль исполнил старый вокзал, переоборудованный для съемок.

В вашем фильме мы видим некоторые приемы и ходы, типичные для жанра романтической комедии. Какими картинами вы вдохновлялись?

— В первую очередь работами Капры, поскольку он тоже «заигрывал» со сказками и похожим образом видел людей. В его фильмах вы не встретите злобы, зато в них много человечности. Если говорить об американских и британских романтических комедиях, должен признаться, что в моей картине есть кое-что от «Красотки», этой популярной современной сказки, и немного от «Дневников Бриджет Джонс» - все эти приемчики, снижающие пафос в самые романтические моменты.

Вам потребовалось прибегнуть к некоторым спецэффектам. Насколько увлекает вас эта часть вашей работы?

— Больше всего работы со спецэффектами у меня было на съемках «Астерикса». Не могу сказать, что в профессии режиссера мне особенно нравится именно эта часть. Но в «Любви не по размеру» без них было никак не обойтись, и, надо заметить, никаких особых ухищрений нам не пришлось придумывать. Иногда все решалось за счет работы с предметами, которые приходилось надстраивать или поднимать (например, так мы поступили с эпизодом в офисе, когда к нашему герою приходит бывший муж Дианы, и Александр вынужден спрыгнуть со стула). Иногда бывало совсем просто - если требовалось снять лишь его лицо, шею и плечи, Жан становился на колени. Порой мы прибегали к фокусам с перспективой: мы просто размещали Жана подальше, так, что фигура его становилась уменьшенной.

В целом спецэффекты мы использовали активно – и на съемочной площадке, и во время постпродакшна. Было недостаточно просто уменьшить персонажа, поскольку тогда у него оказывались маленькие ручки и маленькое личико, что на крупном плане смотрелось бы крайне странно. К тому же по нашему замыслу Александр не должен был иметь сложение лилипута. Но в конце концов после множества проб мы подыскали подходящие пропорции для нашего героя.

С самого ли начала вы понимали, какая музыка вам потребуется?

— В самом начале работы я подумал об Эмили Гассен – на концерте Ронана Люса она исполнила потрясающую акустическую версию песни “Freed from Desire”.

Так как альбомов она пока не успела выпустить, я попросил ее прислать мне несколько демо-дисков ее работ и слушал их, пока писал сценарий. Тогда я впервые подумал, что ее композиции могли бы стать своеобразными вехами в фильме, как это происходит с саундтреком Эйми Манн в «Магнолии» Пола Томаса Андерсона.

О чем вы подумали, когда увидели завершенный фильм?

— Что я наконец снял свое первое кино для взрослых! В него были вложены кое-какой персональный опыт и знания. Помимо прочего, это был первый раз, когда я разрешил себе вторгнуться дальше, чем привык, на территорию эмоций. Сделать это было не слишком просто, но тем, что получилось, я горжусь до сих пор.

Комментарии
Комментарии