«Зимняя песня» Отара Иоселиани

Антон Долин рекомендует не пропустить двенадцатый полнометражный фильм грузинского и европейского классика.
«Зимняя песня» Отара Иоселиани

купить билеты

Многие фильмы Иоселиани рождают в зрителе желание, которое почему-то не пробуждается от более совершенных работ других авторов: хочется лично поблагодарить режиссера. Сегодня — еще и за то, что классик, ведущий сибаритски-богемный образ жизни на второй родине, в Париже (по меньшей мере создающий такое впечатление), в свои 82 года продолжает снимать кино. Моментально опознаваемое, элегантное, стильное, вызывающе старомодное. При этом старческой усталости в «Зимней песне» не чувствуется совсем. Нет и ощущения самоповтора. Вроде бы нам приоткрывается дверь в тот мир, который мы помним со времен «Фаворитов луны» или «Разбойников», — но маршрут на этот раз проложен иначе и совсем другим человеком. Пусть внешне Иоселиани, часто снимающийся в собственных фильмах (здесь тоже), почти не меняется.

Фильм настолько визуально выразителен, что вполне мог быть немым. Собственно, саундтрек не случайно напоминает ненавязчивое сопровождение тапера.

Громкой и яркой музыки автор не переносит — одному из его героев даже удается познакомиться с симпатичной ему женщиной-скрипачкой, сойдясь с ней на нелюбви к Девятой симфонии Бетховена. Почему же в названии песня, отчего она зимняя? И зима-то — что грузинская, что парижская — на зиму в нашем представлении мало похожа… Разгадка элементарна. Всю жизнь обожавший другое время года, от раннего «Листопада» до поздних «Садов осенью», Иоселиани снимает не о зиме как сезоне, а о зиме как смерти.

На это прозрачно указывает уже первая сцена, почти никак сюжетно не связанная с последующими — сюжет тут вообще ослаблен донельзя, — но задающая интонацию. На дворе Великая французская революция. Чернь приветствует экзекуцию немолодого маркиза, который невозмутимо докуривает трубку перед эшафотом. Невольно ждешь какого-то поворота интриги, заевшего ножа гильотины или явления чудодейственного спасения — но все идет как по маслу, и вот палач вытаскивает из корзины голову казненного. Голова, кстати, явно бутафорская. За реализмом Иоселиани никогда не гонялся — а здесь еще и специально показывает, как эту голову изготавливают, нам на потеху.

Комментарии
Комментарии