Штык в землю

13 лучших антивоенных фильмов.
Штык в землю

За несколько последних лет светлый праздник День Победы претерпел кардинальное, ужасающее в своей перспективе изменение. Из дня, когда весь мир отмечал праздник освобождения планеты от фашистской и нацистской заразы, из памятной даты, гарантирующей прививку от повторения ужасов мировой войны, День Победы постепенно превратился в милитаризированное громыхание оружием. Все эти парады военной техники, нарочитая демонстрация готовности умирать, залихватские наклейки на автомобилях «Можем повторить» исказили смысл Победы до неузнаваемости. Телевидение в первые майские дни и вовсе заходится в истерике, хоть не включай – на каждом канале война, если не в кино, то в документальных фильмах или публицистических программах. Память памятью, но, кажется, мы стали забывать об антифашистской и антивоенной направленности праздника, отмечаемого у нас 9 мая. В пику боевикам и триллерам о войне, коими полна телепрограмма, мы подобрали для вас несколько антивоенных фильмов. Не все они о Второй мировой, не во всех удалось обойтись без кровопролитий, взрывов и выстрелов, но каждая из этих лент пропитана духом гуманизма и пацифизма. Пора остановить военную истерику. Пушки, умолкните, музы, говорите!

На Западном фронте без перемен (1930) / All Quiet on the Western Front

Экранизация блистательного романа Эриха Марии Ремарка совсем не случайно отмечена «Оскарами» за лучший фильм и лучшую режиссуру – это действительно один из лучших антивоенных фильмов, прививка которым действует на здравых молодых людей на протяжении уже пяти поколений. Рассказ о «потерянном поколении», брошенном в мясорубку Первой мировой войны, получился столь пронзительным, что, с одной стороны, премьеру фильма на Берлинском кинофестивале Геббельсу пришлось сорвать, ведь фильм не соответствовал настроениям нового немецкого общества, а с другой – актер Лью Эйрс, сыгравший главную роль, настолько проникся ужасом войны, что во время Второй мировой отказался встать под ружье и провел четыре года, помогая врачам в госпитале.

Карабинеры (1963) / Les Carabiniers

Захлестнувшая Европу 60-х «Новая волна» резко изменила кинематографический ландшафт – на вершине оказалась целая плеяда выдающихся постановщиков с совершенно особенным взглядом на социум, историю, философию, мораль. Картину «Карабинеры» хоть и не принято включать в список лучших фильмов Жан-Люка Годара, своей хлесткостью и неприкрытой ненавистью к войне эта лента может дать фору многим в нашем топе. Безумие и отвратительную гниль войны Годар показывает через похождения двух братьев, призванных в войска короля. Им позволено убивать, грабить и насиловать. Но удовлетворения эта «свобода» не приносит – братья и богатств не получают, и с жизнью расстаются.

Военно-полевой госпиталь (1970) / MASH

Роберт Олтман в своей черной комедии «Военно-полевой госпиталь» обратился к еще не зажившей теме Корейской войны и тем самым тронул за живое не только ветеранов, но и тех, кто совсем недавно «нюхал порох». Смешение жанров картины сперва пугает и даже вводит в ступор, но затем под бездной юмора о религии, патриотизме, наркотиках, идиотских приказах командиров проступает подлинный смысл фильма – смех здесь помогает справиться с ужасом войны в какой-то отдаленной точке мира, которая ничего Америке не должна. Абсурд здесь четко направлен против любых военных действий, и этим Олтман заработал любовь зрителей и критиков.

Уловка-22 (1970) / Catch-22

Говорить о «Госпитале MASH» нельзя в отрыве от другой ленты того же времени – «Уловки-22» режиссера Майка Николса. Это словно две стороны одной медали, черные комедии, доводящие армейские будни до абсурда. Сюжет «Уловки» завязан на том, что главный герой картины мечтает скорее бежать с военного аэродрома, где самолеты давно летают на честном слове, а жизнь пилотов в гораздо большей опасности из-за бездействия и преступности начальства, чем из-за вражеских налетов. Один из способов комиссоваться – признать себя сумасшедшим. Да вот только фокус в том, что окружающим давно понятно – только здоровый человек видит абсурд происходящего и готов изображать психа, чтобы сменить войну на мир.

Джонни взял ружье (1971) / Johnny Got His Gun

Знаменитый американский сценарист Далтон Трамбо, трагической биографии которого был посвящен фильм, претендовавший по итогам 2015 года на главные мировые кинонаграды, лишь однажды попробовал себя в режиссуре – и сразу отхватил главный приз Канн со своей антивоенной драмой «Джонни взял ружье». Главный герой этой страшной ленты в бою на полях Первой мировой теряет руки, ноги и все органы чувств. Для врачей он превращается в бездушный кусок мяса, но с помощью морзянки Джо достукивается до сердца одной из медсестер. Вот только положения его это никак не улучшает, врачи не решаются его умертвить, обрекая на долгие страдания в клетке собственного изувеченного тела. Какие еще вам нужны аргументы против войны?

Белорусский вокзал (1970)

«Новая волна» в СССР совпала с коротким периодом «оттепели», когда многие художники, кинематографисты, литераторы смогли глотнуть воздуха свободы и выдать на-гора обширный набор своих лучших произведений. Примечательно это время также и тем, что в 70-х были еще живы многие очевидцы войны, как среди зрителей, так и среди актеров и режиссеров. Андрей Смирнов войну застал ребенком, но это не помешало ему снять одну из самых пронзительных советских лент о поколении, прошедшем от Волги до Берлина. Встретившиеся по печальному поводу однополчане, заметно потрепанные жизнью, вспоминают о боевом прошлом – но желают ли они еще раз вернуться в военные окопы? Их молодость осталась в воронках артобстрелов, но никакая горечь утраченного не заставит людей, прошедших войну, пожелать подобного своим детям и внукам.

…А зори здесь тихие (1972)

В отличие от Смирнова, Станислав Ростоцкий и Борис Васильев пороха нюхнули – не дай бог никому. Оттого-то и так любима в нашей стране и за ее пределами до сих пор картина «А зори здесь тихие», снятая Ростоцким по книге Васильева. События этой картины разворачиваются в карельских лесах и болотах в 1942 году, а главными героями становятся несколько девушек-добровольцев, прикрепленных к зенитному взводу, и их командир старшина Васков. Полагаем, что пересказывать картину нет смысла, а ее антивоенный посыл очевиден: война – не игрушки, это не место ни для женщин, ни для подростков. Война безжалостна, страшна и уродлива, какие бы светлые цели ни ставили перед собой враждующие.

Иди и смотри (1985)

Название военной драмы Элема Климова «Иди и смотри» на самом деле сильно противоречит восприятию картины – просто так, без должной подготовки, пойти и посмотреть эту тяжелейшую для восприятия картину у вас вряд ли получится. В противовес многим другим постановщикам, бравшимся за фильмы о войне, Климов отказался лакировать факты и подошел к истории оккупированной во Второй мировой войне Белоруссии со всей дотошностью – в «Иди и смотри» повсюду царит смерть, ужас войны ощущается в фильме физически, а седина к финалу может появиться не только у главного героя, но и у зрителей. Несмотря на кошмарную натуралистичность, картина признана одним из лучших фильмов о войне, и, конечно, она противостоит войне, повториться подобное событиям ленты не должно никогда.

Цельнометаллическая оболочка (1987) / Full Metal Jacket

Для Голливуда Вторая мировая война отошла на второй план, когда случился Вьетнам. Мало того что, как и в случае с Кореей, американских солдат правительство отправило на противоположный край земли с малопонятными целями, так еще и общество заметно выросло – просто так воевать у американских военных уже не получилось. Стэнли Кубрик снял много отличных фильмов, но «Цельнометаллическая оболочка» стоит в его списке особняком – никогда режиссер не брался продемонстрировать массовое помешательство, превращающее людей в пушечное мясо, вчерашних подростков – в бездушных убийц, а детей – в орудие убийства. Вьетнамский синдром стал действенным лекарством для забывшей о жертвах Америки, и кино – не последнее средство, доходчиво объяснившее очевидное.

Список Шиндлера (1993) / Schindler's List

Стивен Спилберг может гордиться практически каждой своей режиссерской работой (многие готовы простить ему даже четвертого «Индиану Джонса»), но сам он отдельным пунктом всегда отмечает драму «Список Шиндлера», пронзительную историю немецкого промышленника, правдами и неправдами спасавшего во время Второй мировой войны евреев, которых нацисты отправляли в печи концентрационных лагерей. Кроме гуманистического подтекста фильм имеет и очевидный антивоенный посыл – мир никогда не должен возвращаться к геноциду, никто не должен страдать из-за своей расы, национальности, вероисповедания или ориентации. Войне не должно быть места в новом веке.

Ничья земля (2001) / No Man's Land

Последняя страшная война в центре Европы – югославский конфликт, приведший к агонии бывшей социалистической страны и ее кровопролитному разделению на независимые государства. Этой страшной странице посвящено много картин самых разных стран, но наиболее примечательными среди них выглядят ленты, снятые местными кинематографистами. Например, драма «Ничья земля», режиссером которой выступил боснийский постановщик Данис Танович, не понаслышке знающий подробности ужасных лет вражды боснийцев и сербов. В его картине героями становятся несколько солдат, связанных (не буквально) одной миной. Они находятся по разные стороны баррикад, но угроза жизни заставляет их пересмотреть отношение к противнику.

Груз 200 (2007)

Возможно, кто-то скажет, что фильм Алексея Балабанова «Груз 200» имеет к войне лишь косвенное отношение, картина совсем не о солдатах и не об офицерах. Да, но Балабанов не был бы лучшим российским символистом, если бы его ленты не были пронизаны тысячами отсылок к самым разным событиям и отношениям внутри государства и общества. Обратите внимание на сцену на аэродроме из «Груза» – не успевают солдаты вынести гробы с афганцами, потерявшими жизни на чужой земле за чужие идеи, как тот же борт наполняют зеленые новобранцы. Таков круговорот солдат в природе войны – ненасытной машины по превращению людей в перегной.

Повелитель бури (2008) / The Hurt Locker

Большинство антивоенных фильмов рассказывают об ужасах военных действий, но ведь и в мирной жизни многим ветеранам нормальной жизни нет. Блистательно о «синдроме солдата» рассказала Кэтрин Бигелоу в своем «Повелителе бури» – главному герою этого фильма нет места на «гражданке», он сапер, обезвредивший десятки мин, и теперь жить без постоянного впрыска адреналина не может. Война, пусть она даже развернулась за тысячи километров от вас, может оказаться рядом, когда на родину вернутся солдаты с искореженной психикой, с жаждой смерти, с желанием мстить, со стремлением выжить. Победители иногда оказываются даже страшнее побежденных – и в этом тоже есть свой ужас.

Источник: Film.ru

Комментарии
Комментарии