«Такой же предатель, как и мы»: триллер о русской мафии

Станислав Зельвенский — об очередной экранизации живого классика ле Карре, на этот раз — с русской клюквой, ряжеными верблюдами и Григорией Добрыгиным в одной из ролей.
«Такой же предатель, как и мы»: триллер о русской мафии

купить билеты

Лондонский университетский преподаватель Перри (Юэн МакГрегор) проводит с женой (Наоми Харрис) терапевтические выходные в Марокко — пытаясь, судя по всему, извиниться за измену и не очень в этом преуспевая. В ресторане, где они пилят друг друга, выпивает шумная компания русских. Старший и вроде бы главный из них (Стеллан Скарсгорд) угощает Перри вином за 16 тысяч евро и тащит на вечеринку, потом поиграть в теннис, потом на день рождения дочки.

Потом Дима, как он представляется, вдруг сообщает, что он не просто вор в законе (о чем англичанин, вероятно, и так смутно догадывается), а бухгалтер всей русской мафии, ответственный за отмывание ее денег в Европе. И он точно знает, что его вот-вот убьет молодой крестный отец (Григорий Добрыгин). Поэтому Дима просит Перри отвезти в Лондон флешку, которая убедит МИ-6 предоставить ему и его многочисленной семье убежище. Перри соглашается, передает флешку франтоватому агенту (Дэмиан Льюис) и собирается вернуться к лекциям о поэтике и ссорам с женой, но теперь уже МИ-6 просит их о помощи. Это вторая за несколько месяцев экранизация Джона ле Карре, и обе странным образом подписаны Сюзаннами: датский кинорежиссер Сюзанна Бир дебютировала на телевидении мини-сериалом «Ночной администратор», английский сериальный режиссер Сюзанна Уайт поставила полнометражного «Предателя». Невозможно также не отметить успехи наши соотечественника Григория Добрыгина, который появляется во втором фильме по ле Карре подряд, и снова с окладистой бородой. Правда, семиотически бороды разные: в «Самом опасном человеке» Добрыгин играл чеченского беженца, а здесь — как раз самого опасного человека, главаря русской мафии по фамилии Петров, которого все называют князем (имея в виду, кажется, что это у русских воров такой титул). Про Петрова сообщается, что он договорился с Кремлем, предав воровской идеализм, и по типажу он похож на известного англичанам православного банкира Пугачева в его лучшие годы.

В отличие от картины Корбейна — и в унисон с «Ночным администратором» — «Предатель», снятый по предпоследнему роману живого классика, извлекает из ле Карре Иэна Флеминга или даже Тома Клэнси. В

Комментарии
Комментарии