Самые скандальные фильмы Каннского кинофестиваля-2016

Антон Долин в Каннах наблюдает за тем, в каком направлении двигаются самые радикальные режиссеры мира.
Самые скандальные фильмы Каннского кинофестиваля-2016

Негласное состязание проходит в Каннах каждый год: кому удастся удивить народ своим радикализмом? В прошлом году пальму первенства получил Гаспар Ноэ с эякуляцией в 3D. В этом пока что лидирует француз Ален Гироди с фильмом «Rester vertical» («Стоять вертикально»). Его герой, явно отчасти автопортрет (бездомный и аутичный режиссер независимого кино), едет в глушь, одержимый идеей встретить дикого волка. Его любовь к природе распространяется и на обитателей здешних мест — нелюдимых пастухов и фермеров. С одним из них, бессильным и дряхлым, режиссер занимается гомосексуальным сексом сразу после того, как напоил его — по собственной просьбе старика — ядом, и тот испускает дух прямо в процессе полового акта, проходившего под музыку Pink Floyd. Жаль, самих музыкантов не было на премьере, интересно было бы узнать их реакцию. Так или иначе, пожалуй, это самая оригинальная сцена эвтаназии за всю историю кино.

Забавная трансформация: свято место провокатора пустым не бывает, кто-нибудь непременно взгромоздится на этот трон. Однако сидеть на нем слишком долго неохота никому. Живые примеры — два других знаменитых конкурсанта, француз Брюно Дюмон и кореец Пак Чхан Ук. Первый из них дважды получал каннский Гран-при, за «Человечность» и «Фландрию», суровый натурализм которых неизменно пугал и отвращал неподготовленную публику.

Второй открыл тренд так называемого азиатского экстрима, схлопотав свой Гран-при из рук самого Тарантино за нашумевшего «Олдбоя», драму о мести и инцесте, где выбивали зубы молотком и поедали живого осьминога. Сегодня оба режиссера — почетные члены каннской номенклатуры, снимающие совершенно зрительское, хоть и по-прежнему авторское кино. Один привез на фестиваль отличную комедию, другой — напряженный эротический триллер.

Картина Дюмона называется «В тихом омуте». Довольно скучный заголовок для такого дикого (в лучшем смысле слова) зрелища. Но что поделать, если оригинальное «Ma Loute» — имя главного героя и перевода не имеет в принципе? Так было и с предыдущей работой режиссера, преступно проигнорированным в России мини-сериалом «Малыш Кенкен», его первой пробой в комедийном жанре.

Комментарии
Комментарии