«Люди Икс: Апокалипсис»: наконец-то снова весело

Станислав Зельвенский посмотрел новую часть супергеройской франшизы и утверждает, что там все на своих местах — от Оскара Айзека до мировых катастроф и женщин в кожаных купальниках.
«Люди Икс: Апокалипсис»: наконец-то снова весело

На дворе 1983 год: прошло 10 лет с тех пор, как мутанты переписали историю. Магнето (Майкл Фассбендер) живет с женой и дочкой в Польше, поет песни и работает на сталелитейном заводе. Профессор Ксавье (Джеймс МакЭвой) воспитывает у себя в школе молодежь; новичок Скотт Саммерс (Тай Шеридан), недавно обнаруживший, что он Циклоп, засматривается на столь же юную Джин Грей (Софи Тернер). Мистик (Дженнифер Лоренс), чье синее лицо украшает спальни всех мутантов мира, путешествует инкогнито. Она посещает в Восточном Берлине подпольные мутантские бои, где освобождает Ангела (Бен Харди) и Ночного Змея (Коди Смит МакФи).

купить билеты

Тем временем в Египте хорошенький агент ЦРУ по имени Мойра (Роуз Берн), у которой профессор Икс стер все воспоминания о Карибском кризисе, залезает в какую-то дыру и становится свидетельницей того, как возвращается к жизни древнеегипетский протомутант Эн Сабах Нур (Оскар Айзек). Оглядевшись по сторонам и овладев телевизионным английским, тот понимает, что мир никуда не годится, и решает его уничтожить.

атянутый пролог из времен фараонов вроде бы не сулит ничего хорошего: пирамиды и иероглифы давно уже не менее дурной тон в блокбастерах, чем роботы-убийцы из будущего, с которых Брайан Сингер начал в прошлый раз с довольно прискорбным результатом. Однако едва действие переносится в относительную современность, ощущение дорогого маскарада пропадает — притом что перед нами именно дорогой маскарад — и начинается захватывающее, трогательное, красивое и неглупое кино; лучший супергеройский фильм за последние два-три года.

«Апокалипсис» на пальцах показывает, что именно пошло не так в конкурирующей франшизе про мстителей. Здесь не меньше (если не больше) персонажей с дурацкими именами, но они при этом ни разу, даже в сцене общей битвы, не превращаются в толпу. Никто из них не равен сумме своих боевых навыков. Каждому — вплоть до девушки с катаной и в кожаном купальнике, у которой три строчки диалога, — придуманы характер и история с началом, развитием и финалом, заботливо выделено личное пространство на большом полотне.

Комментарии
Комментарии