Босоногие и в слезах: лучшие моменты Канна-2016

Завершился 69-й Каннский кинофестиваль. Он запомнится неожиданным решением жюри, «обнаженкой» на красной ковровой дорожке и слезами.
Босоногие и в слезах: лучшие моменты Канна-2016

Завершился 69-й Каннский кинофестиваль, который точно запомнится своей невероятной конкурсной программой и неожиданным решением жюри. А еще традиционным «забукиванием» фильмов, «обнаженкой» на красной ковровой дорожке и слезами. Лучшие моменты фестиваля – в нашей подборке.

1. Шутки про Вуди Аллена

Уже не первый раз Каннский кинофестиваль открывался новым фильмом Вуди Аллена (на этот раз - «Café Society») – и в очередной раз режиссеру припомнили скандал 2014 года. Тогда приемная дочь Аллена и Мии Фэрроу, Дилан, обвинила отчима в сексуальных домогательствах с его стороны, которым она якобы подверглась в детстве (об этом сама Фэрроу твердила еще со времен их развода в 1992 году).

С тех пор каждое появление Вуди Аллена на публике и выход его новых фильмов обязательно сопровождается гневными письмами и обращениями Фэрроу и Дилан с призывами так или иначе бойкотировать режиссера.

Нынешний Каннский кинофестиваль не стал исключением, а ведущий церемонии открытия, комик Лоран Лаффит, обращаясь со сцены к Аллену, пошутил: «Очень мило, что вы снимаете так много фильмов в Европе, даже несмотря на отсутствие обвинений в изнасиловании в США» (очевидный намек еще и на историю с Романом Поланским).

Художника может обидеть каждый, однако в случае с Алленом это непросто – на шутку сам режиссер ответил равнодушным «не мне судить». Зато исполнительница роли в «Café Society» Блейк Лайвли встала на защиту мастера. «Думаю, что любая шутка про изнасилование, гомофобию или Гитлера – это не шутка», - возмутилась актриса, пояснив, что за 30 секунд ведущий умудрился в своей речи затронуть все три «запретные» темы. Хочется ответить словами Джокера – «ты чего такой серьезный?».

2. Босоногая Джулия

Голливудская дива Джулия Робертс представляла в Канне новый фильм Джоди Фостер «Финансовый монстр». На красной ковровой дорожке актриса появилась в компании партнера по фильму Джорджа Клуни – и босиком.

Во-первых, это красиво – особенно в комплекте с Клуни и длинным черным платьем в пол. Во-вторых, такой выход можно считать своего рода протестом против довольно жесткой и негуманной политики фестиваля в отношении дресс-кода. Согласно правилам, на красную дорожку без шпилек не пускают, но разве кто-то посмеет отказать Джулии Робертс, которая таким образом не только дала отдохнуть ногам, но и поборолась за права женщин.

3. Голая Белла

Вторым после Джулии Робертс ярким выходом на каннскую дорожку стало дефиле Беллы Хадид. На премьере фильма «Незнакомка» братьев Дарденн модель появилась в красном шелковом платье, едва прикрывавшем обнаженное тело.

Полностью открытая спина и глубокое декольте, переходящее в вырез от бедра, а точнее прямо от пояса – такой откровенный наряд заставил понервничать фотографов, а снимки облетели весь мир, сделав появление Хадид если не главным, то самым обсуждаемым событием киносмотра. Вот такое кино!

4. Торс Игги Попа

Завершает тройку звезд, заголившихся на Каннском кинофестивале, музыкант Игги Поп. На Лазурный берег он приехал представлять «Gimme danger» Джима Джармуша – документальную ленту о группе The Stooges.

Впрочем, не столько сам фильм, сценарий которого написан по воспоминаниями главного героя, а в кадре появляются неизвестные фотографии и материалы, вызвал бурную реакцию каннской публики, сколько приезд музыканта – об этом шептались в кулуарах еще за несколько дней до события. Певец оправдал ожидания и вышел на красную дорожку в компании Джармуша, но без рубашки – пиджак Игги Поп надел прямо на голое тело.

5. «Буууууууу!»

Еще одна негласная, но неизменная каннская традиция – возмущенные крики «буууу!», которыми критики и журналисты встречают некоторые фильмы на пресс-показах. То ли от недовольства, то ли от разочарования – природа такого небывалого для всех прочих фестивалей выражения эмоций так до конца и не известна. Причем крики эти не всегда означают, что фильм плохой: в разное время «забукиванию» подверглись «Приключение» Микеланджело Антониони, «Таксист» Мартина Скорсезе, фильмы Терренса Малика, Дэвида Линча и Ричарда Келли.

Этот год не стал исключением: журналисты бурно выразили свое недовольство картинами «Американская милашка» Андреи Арнольд, «Персональный покупатель» Оливье Ассайаса и «Неоновый демон» Николаса Виндинг Рефна. Два первых фильма в итоге получили призы, последний начали «забукивать» еще на титрах.

Кажется, подросла достойная смена Ларсу фон Триеру, однажды объявленному в Канне персоной нон-грата за расистские высказывания – его соотечественник Виндинг Рефн одновременно и раздражает прессу, и восхищает ее своими работами. «Неоновый демон», по общему признанию, - один из самых красивых конкурсных фильмов этого года.

6. Любимый «Ученик»

Единственным в этом году российским фильмом в официальной каннской программе стал «Ученик» Кирилла Серебренникова – картина по пьесе немецкого драматурга Мариуса фон Майенбурга была показана в рамках «Особого взгляда» (и даже завоевала там один из призов).

Перенесенную в российскую действительность историю о старшекласснике-религиозном фанатике Серебренников сперва поставил на сцене «Гоголь-центра». Представленная в Канне киноверсия с практически тем же актерским составом понравилась не только российским, но и зарубежным критикам, которым было с чем сравнивать – в 2012 году фильм Серебренникова «Измена» участвовал в основном конкурсе Венецианского кинофестиваля.

Судя по рецензиям, журналисты считают, что у «Ученика» гораздо больше шансов на успех в международном прокате – тут и универсальная тема, и современная Россия, как она есть. Не «Левиафан», конечно, но заявка серьезная. Как сообщил недавно сам режиссер, фильм (сделанный, к слову, без каких-либо финансовых вложений со стороны государства) уже купили для проката несколько стран.

7. Самый худший фильм

Главным провалом основного каннского конкурса (если не всего фестиваля) был, кажется, единогласно признан в этом году фильм Шона Пенна «Последнее лицо» - про доктора (Шарлиз Терон), которая помогает лечить жертв военных конфликтов в Африке и влюбляется в хирурга Мигеля (Хавьер Бардем).

Смех в зале поднялся еще на титрах, а после показа критики не могли отказать себе в удовольствии поупражняться в остроумии, придумывая заголовки и сочиняя рецензии.

Журналист Variety написал, что «Шон Пенн снял свой собственный «фильм Анджелины Джоли» (кто видел хоть одну из режиссерских работ актрисы, поймет иронию), а критик The Telegraph выступил с конструктивным предложением: «И организаторы, и создатели фильма могли бы подождать еще неделю, когда залы опустеют и все разъедутся по домам, и тогда представить свое творение менее насмешливой аудитории – чайкам». Бедный Шон Пенн.

8. Долгострой Терри Гиллиама

В рамках Каннского кинофестиваля произошло то, чего уже и не ждали – режиссер Терри Гиллиам наконец объявил о старте съемок своего многострадального фильма «Человек, который убил Дон Кихота» и огласил актерский состав будущей картины. Главные роли исполнят Майкл Пэйлин, Адам Драйвер и Ольга Куриленко.

Работу над картиной режиссер начал еще в 2000 году, но сперва из-за плохой погоды были уничтожены почти все декорации, потом из проекта один за другим начали выбывать актеры (в том числе и Джонни Депп), неоднократно менялся сценарий, а сам Гиллиам никак не мог выкупить права у немецких продюсеров.

За время простоя,он даже снял документальную ленту «Затерянные в Ла-Манче», повествующую обо всех этих злоключениях. Одним словом, все уже почти потеряли надежду когда-либо увидеть «Дон Кихота». Потому новость о том, что съемки начнутся уже в октябре этого года в Испании, Португалии и на Канарских островах, вызвала бурю эмоций. Скрестим пальцы!

9. Безумное жюри

Каннский фестиваль завершился в воскресенье самым неожиданным образом. Жюри во главе с Джорджем Миллером не оправдало ни одной надежды журналистов и зрителей – судьи раздали призы тем, кому не прочили, а почти всех фаворитов оставили вовсе без наград. Проигнорировав и Джармуша, и Верховена, и Виндинг Рефна, и полюбившихся критикам «Тони Эрдманна» Марен Аде и румынскую «Сьераневаду», Миллер и Ко поделили режиссерский приз между румыном Кристианом Мунджиу (у которого бывали фильмы и получше) и французом Оливье Ассайасом (квота, что поделать).

Сразу две награды – за лучшую мужскую роль и лучший сценарий – отдали иранскому режиссеру Асгару Фархади, приз жюри – одной из «забуканных» картин «Американской милашке» Андреи Арнольд. Главный приз – мэтру Кену Лоучу (у которого, к слову, уже есть одна «Золотая пальмовая ветвь»). А Гран-при – канадцу Ксавье Долану, который в очередной раз «не дотянулся» до заветной главной «ветки».

10. Слезы Долана

Вспоминая церемонию закрытия Канна-2016, хочется перефразировать классика и сказать, что даже счастье всего мира не стоит слезинки на щеке Ксавье Долана. На церемонии вручения призов 27-летний режиссер, любимец Канна, не смог сдержать слез – то ли от волнения, то ли от разочарования.

На Каннском кинофестивале Долан уже в четвертый раз, получает свой третий приз – и все еще не главный. Несправедливо, учитывая, как он вырос за эти годы в профессиональном плане – от подростковой эстетской драмы «Я убил свою маму» к нынешней работе под названием «Это всего лишь конец света», которую сам он назвал на пресс-конференции своим лучшим фильмом.

Хочется верить, что эти слезы, если и были слезами обиды, заставят режиссера не опустить руки, а работать еще лучше – всем Миллерам назло.

Источник: Апрель

Комментарии
Комментарии