Сергей Эйзенштейн: человек с большой буквы «Э!»

Как советский режиссер стал легендой мирового кинематографа?
Сергей Эйзенштейн: человек с большой буквы «Э!»

24 мая 82 года назад в журнале «Советское кино» была опубликована статья Сергея Эйзенштейна «Э! О чистоте киноязыка». Это событие стало для нас поводом обратиться к биографии легендарного режиссера и попытаться ответить на вопрос, как же Эйзенштейну удалось произвести революцию в киноиндустрии?

Сергей Эйзенштейн родился в обеспеченной семье и имел возможность выбирать занятия по душе. С малых лет он занимался верховой ездой, играл на рояле, изучал три языка, постигал фотомастерство и проводил время за созданием комиксов.

После революции 1917 года Сергей оказался отрезан от своих родных - он был призван на службу в ряды Красной Армии. Уже в эти годы в будущем режиссере зарождалась любовь к театру: за время, проведенное в армии, он успел поработать художником-декоратором и заниматься оформлением спектаклей.

С возвращением в столицу Эйзенштейн принял решение поступить в Государственные высшие режиссерские мастерские, которые возглавлял Всеволод Мейерхольд. Именно здесь состоялось его знакомство с миром кино. С тех пор он решил оставить театральную деятельность, где уже существовал свой гений – Мейерхольд. Эйзенштейн поставил для себя цель стать экспертом в области киноиндустрии.

Режиссер-революционер

Первые творческие шаги Сергея нельзя назвать особенно яркими: он перемонтировал ленту Фрица Ланга «Доктор Мабузе, игрок». В СССР фильм вышел под названием «Позолоченная гниль». Следующим шагом стал цикл из восьми кинокартин «К диктатуре». Уже в этих работах режиссер проявил себя как революционер-новатор. Он привнес в кино необычные ракурсы и метафоричность.

«Монтаж — это сильнейшее композиционное средство для воплощения сюжета» - Сергей Эйзенштейн, «Э! О чистоте киноязыка».

Броненосец «Потемкин»

Советская власть высоко оценила ленты Эйзенштейна и дала ему задание снять фильм «1905 год». Предполагалось, что в сценарии будет место и русско-японской войне, и забастовкам, и другим событиям того времени. Однако вышло так, что кино сняли только о мятеже на броненосце. Фильм, вышедший на суд зрителей 24 декабря 1925 года, произвел настоящий фурор. Особенно впечатлил экспертов эпизод расстрела на Потемкинской лестнице. Так, Эйзенштейн стал автором одной из самых цитируемых сцен в истории мирового кино.

Его следующие работы: «Октябрь» и «Старое и новое» - стали отражением его кинофилософии – «монтаж мыслей», реализованный с помощью метафор и символов.

Доктор искусствоведения

Эйзенштейн – обладатель почетной ученой степени, которую он получил, не защищая диссертацию. Доктором искусствоведения Сергей стал после работы над сценарием фильма «Александр Невский». Лента после выхода на экраны получила различные премии и кинонаграды.

Изучение западного опыта киноиндустрии было сокровенной мечтой режиссера. В 1929 году такой случай представился, и Сергей отправился в путешествие по Европе. Знание языков пришлось очень кстати: он выступал по берлинскому радио, рассказывая о советском кино, читал лекции в Гамбурге, Берлине, Лондоне и Кэмбриджском университете. Его речь в Сорбоне об интеллектуальном кино произвела настоящий фурор.

В 30-е годы Эйзенштейн совместно с компанией «Paramount» приступил к работе над сценарием фильма «Американская трагедия» по роману Теодора Драйзера. Однако через месяц киностудия расторгла контракт с Эйзенштейном. Как объяснял советский режиссер, американцам нужна была только «полицейская история об убийстве и о любви мальчика и девочки».

О чистоте киноязыка

В 1934 году на страницах журнала «Советское кино» была опубликована статья Эйзенштейна «Э! О чистоте киноязыка». Поводом к написанию материала стала заметка Горького «О языке». Горький поделился переживаниями о засорении русского литературного языка псевдонародными словечками, призывая писателей тщательнее работать над языком.

Режиссер же затронул тему пренебрежительного отношения кинематографистов 30-х годов к достижениям в области кино 20-х, в частности к выразительным возможностям монтажа.

«В результате, глядя на экран, испытываешь сладостное чувство, как будто глаз ваш берут лапками сахарных щипцов и нежно-нежно поворачивают то вправо, то влево и наконец выворачивают полным кругом, чтобы затем втолкнуть его обратно в растерянную орбиту. Скажут: «Это у вас глаза такие». «Зрителю не важно». «Зритель не замечает». «Зритель не кричит» - Сергей Эйзенштейн, «Э! О чистоте киноязыка».

По мнению Эйзенштейна, кино должно быть создано согласно законам художественного построения.

Игры с цветом

Будучи представителем эпохи черно-белого кино, режиссер экспериментировал с цветом. Эйзенштейн то добавлял красок в целые сцены, то окрашивал только единичные кадры. Увы, до появления цветного кинематографа он не дожил. К слову, в ночь смерти гениальный режиссер работал над статьей «Цветное кино».

Источник: Мир24

Комментарии
Комментарии