Иэн Маккеллен: «На вечеринках «студии 54» я вел себя хорошо»

Иэн Маккеллен рассказал о современных интерпретациях классики, Энди Уорхоле и социальных сетях.
Иэн Маккеллен: «На вечеринках «студии 54» я вел себя хорошо»

Шекспир красной нитью проходит через всю вашу карьеру. Около десяти ролей в экранизациях, бесчисленное количество ролей в театре. Вы были и Ричардом III, и Макбетом, и королем Лиром, и Яго… Вас называют мастером шекспировского репертуара. Как так получилось, что Шекспир сыграл столь важную роль в вашей профессиональной жизни?

Мой отец играл на пианино, однако пианистом я не стал. Моя сестра пела в хоре, я же никогда не пел в хоре. Мои друзья играли в футбол, я нет. Я для себя нашел театр. Пьесы, мюзиклы, варьете, комедии — все это я всегда безумно любил, а Шекспир является частью этого мира. Шекспир никогда у меня не вызывал трудностей, страха, смятения, он всегда легко мне давался. Это было не так, что я просто решил: «Воу, все, я шекспировский актер, супер!». Так получилось, что Шекспир со мной с самого раннего возраста, он неотъемлемая часть моей жизни. Именно мой интерес к театру повлек за собой увлечение Шекспиром и определил всю мою дальнейшую жизнь.

Совсем недавно вы совместно с профессором Джонатаном Бейтом выпустили приложение «Heuristic Shakespeare — The Tempest», цель которого — облегчить процесс изучения и восприятия пьес Шекспира. Как вы однажды сказали, Шекспир не рассчитывал на то, что его пьесы будут читать, их должны смотреть. Если все-таки рассмотреть процесс чтения пьесы, где есть только книга и читатель, что нужно учитывать в первую очередь? Есть ли какие-нибудь советы от мастера шекспировского репертуара?

Если вы захотите послушать концерт Чайковского, я вам посоветую идти в консерваторию. Тексты Шекспира не написаны для всех, они написаны для актеров. Они должны быть сыграны. Люди, которые приходят в театр, — это не зрители, это именно что слушатели, от слова «слушать», и это ключевой момент. Когда мы просто читаем пьесу, мы очень многое пропускаем. В приложении перед вами текст и актеры, которые его читают. Вот вы сидите и читаете «Бурю», и вдруг какая-то строка вам непонятна. Вы находите ее через приложение и слушаете, как ее нужно прочитать правильно — правильно сыгранный момент дает понимание идеи произведения. В общем, цель приложения — упростить процесс чтения. Еще я очень надеюсь, что это приложение поможет воспринимать Шекспира правильно и вызовет желание пойти в театр.

Российский режиссер-постановщик Кирилл Серебренников поставил «Сон в летнюю ночь» и трактовал пьесу по-своему. Не видели?

Серебренникова знаю, но пьесу не видел.

Кирилл Серебренников всегда переносит действие классических произведений в наше время. Отвечая на вопрос об этой своей особенности, он как раз упомянул Шекспира, что еще в его времена все пьесы были осовременены, никаких исторических костюмов не было, и никого это не смущало. А как вы относитесь к современным интерпретациям классики и Шекспира в частности, как на сцене, так и на экране?

Это совершенно нормально, дело не в костюмах. Шекспир оставил нам произведения, которые остаются актуальными и сегодня, потому что они о вечном, они о нас, они о вечных проблемах. Важно понимать поступки шекспировских персонажей. В романтических пьесах они все в тогах, в исторических доспехах и на лошадях. Конечно, Юлия Цезаря нельзя назвать современным человеком. Однако для актера он современный. Он это я. Я Юлий Цезарь. Хотя мое тело не из XVII века и акцента XVII века у меня тоже нет. Играя пьесы Шекспира, можно вообще сделать как было в его время: избавиться от всех женщин, чтобы всех персонажей играли мужчины, как в его времена, и никаких декораций, никакого искусственного света и лампочек, никаких комфортабельных стульев для зрителей. И что, разве это привнесет какой-то смысл? Нет. Шекспира именно что надо играть в современных костюмах.

Значит, «Кориолан» Рэйфа Файнса вам понравился?

Очень, да, великолепный.

Вы однажды сказали: «Если ты не станешь хорошим комиком, ты никогда не сыграешь Гамлета». Значит ли это, что актеру, способному рассмешить зрителя, подвластны любые роли?Чтобы сыграть Гамлета, необходимо быть комиком. Он смешной! Он может быть каким угодно: печальным, задумчивым, растерянным, но его чувство юмора будет проскальзывать в каждом его действии. Поэтому если ты не можешь быть комиком, ты никогда не сможешь сыграть Гамлета хорошо. Вообще, играя любую роль, актер не должен думать о том, каким ему быть: смешным или каким-либо еще. Он должен быть настоящим, правдивым, искренним.

Не могу не спросить о вашем знакомстве с Энди Уорхолом. Он сделал ваш фотопортрет и вы даже однажды снялись в его программе Andy Warhol’s 15 Minutes, где под аккомпанемент рок-группы the Fleshtones исполнили двадцатый сонет Шекспира. Как вы познакомились?

Я познакомился с Энди через его менеджера, уже не помню, как его звали. Если ты актер с Бродвея, ты рано или поздно попадешь в круги Энди Уорхола и познакомишься с ним. Энди всегда сидел где-нибудь в уголочке, смотрел на людей и фотографировал их. Он был наблюдатель по своей природе, как и многие художники. И далеко не самый общительный человек, это уж точно. Я познакомился с ним незадолго до его смерти, когда он был болен и переживал довольно тяжелые времена. Он все время беспокоился о своем кулоне на шее, каком-то волшебном камне, который никакого чуда не принес, конечно.

Ходили на вечеринки «Студии 54»?

(Пауза.) Думаю, да. После вечеринок «Студии 54» сложно вообще что-либо помнить. Но я себя хорошо там вел, честное слово.

У вас есть сайт, где вы на протяжении многих лет — со времен съемок первой части «Властелина колец» — поддерживаете связь со своими фанатами. Вы также неоднократно говорили, что изобрели блогинг. Единицы деятелей искусства оказывают так много внимания фанатам. Это, должно быть, занимает огромное количество времени, почему это так важно для вас?

Я играю для публики. Все, что я делаю, я делаю для публики. На сцене у актера всегда должен быть контакт с зрителем, что я всегда делаю. Часть моей работы — привлечь людей к тому, что я делаю. Я вообще не сижу на фейсбуке, где у меня пять миллионов подписчиков, но все посты, которые появляются у меня на странице, предварительно согласовываются со мной. Мой сайт — это более личная история. На сегодня это отличная замена автобиографии — у меня нет никакого желания тратить на нее время, пытаясь как-то понять себя, объяснить; я лучше объясню персонажей, которых я играю.

Как вы вообще относитесь ко всем этим современным технологиям, социальным сетям? Стало ли с ними лучше жить?

В каком-то смысле социальные сети — это огромный плюс. Социальные сети полностью изменили наше представление о коммуникации. Можно общаться с людьми, которых ты даже никогда не видел. И это прекрасно! Но социальные сети рождают такие отношения, когда люди, по сути, и не знакомы, когда люди могут пообщаться только в этой маленькой коробочке. Это очень тревожно. Мы же не можем заниматься любовью через эту машину. Но все-таки если у вас есть что-то важное, чем вы хотите поделиться, социальные сети — прекрасное средство для достижения этой цели.

Много лет назад вы стали вегетарианцем. С чего вдруг?

Однажды я увидел из окна лежащий в воде раздутый труп животного. Тогда я понял, что больше не могу есть мясо, и отказался от него. Мясо вообще вредно для здоровья, по большей части я отказался от него по этой причине. Но рыбу ем.

Ваш рецепт — как добиться успеха? How to be cool?

Прежде всего вот что: как говорил Полоний в «Гамлете», будь верен самому себе. Пойми себя, не ври про себя, будь собой. И люди будут уважать тебя и захотят дружить с тобой. Общество часто вынуждает нас казаться кем-то, притворяться, плясать под чью-то дудку, быть конформистами, что-то скрывать. Одевайся как хочешь, говори что хочешь, делай что хочешь, но, разумеется, без ущерба для других. И все будет прекрасно.

Источник: interviewrussia.ru

Комментарии
Комментарии