Антон Долин подводит итоги шестого сезона «Игры престолов»

Закончился 6-й сезон «Игры престолов» — впервые снятый не по книге Джорджа Мартина, и крайне захватывающий.
Антон Долин подводит итоги шестого сезона «Игры престолов»

Закончился 6-й сезон «Игры престолов» — впервые снятый не по книге Джорджа Мартина, и крайне захватывающий. Внимание, спойлеры.

Писать об «Игре престолов» невозможно: все панически боятся спойлеров (и здесь их будет немало). Хотя, по идее, волновать этот вопрос должен бы только завзятых фанатов, а они смотрят новую серию раньше всех. Есть и другая фундаментальная проблема писания о сериалах (если это не пересказ или анализ безумных фанатских теорий).

Нельзя анализировать произведение, не осилив его до конца: писать о книге, не дочитав, о фильме, не досмотрев. За такое критику грозит пожизненная дисквалификация. И когда кто-то оценивает отдельную серию или сезон, не посмотрев дальнейшие, это так же странно, как делать выводы на основе третьего тома «Войны и мира» или второго — «Тихого Дона». Может, тут надо, чтобы было скучно или нескладно, а паззл сложится чуть позже? Тем более что цельный замысел «Игры престолов» возник у Мартина давно и сразу, если верить самому писателю. Так что нечего судить раньше времени. Но — как не судить?

Бывают случаи особенные, когда у части свои специфические взаимоотношения с единым целым, как у полусожженной второй книги «Мертвых душ» или загадочного «Путешествия Онегина». Можно сказать подобное и о шестом сезоне «Игры престолов». Ведь это первый случай, когда литературного первоисточника не существует — по меньшей мере в открытом доступе. Вот и возмущаются, что стоило Джорджу Мартину выскочить за дверь, как Дэвид Бениофф и Д.Б.Вайсс сами понаписали всякой ерунды. Спорить о том, так ли это, можно бесконечно. Однако имя Мартина по-прежнему стоит в титрах, и, по легенде, все сюжетные линии контролируются именно им.

Бесспорно другое: сериал меняется. Двух главных инноваций, поразивших когда-то зрителей, здесь давно нет, и чувство новизны притупилось: откровенной, местами до порнографичности, эротики не встретишь (неудивительно — выросла и аудитория, и размеры гонораров артистов), натуралистичной жестокости — тоже. Теперь здесь убивают и насилуют все реже и, как правило, за кадром. К центральным персонажам тоже стали относиться без былой расточительности. Любимцев публики не убивают, а при некоторых обстоятельствах даже воскрешают.

Комментарии
Комментарии