Лиам Хемсворт: «Я выгляжу американистее любого американца»

Каково это — конкурировать с родными братьями и что поможет в борьбе с инопланетянами.
Лиам Хемсворт: «Я выгляжу американистее любого американца»

В последние годы вы нарасхват, в фильмографии сплошь хиты: «Эмпайр Стэйт», «Портниха», «Голодные игры» и вот теперь — новый «День независимости». Что, по-вашему, лежит в основе успеха?

Наверное, то, что я выгляжу американистее любого американца. (Смеется.) На самом деле мне просто везет, конечно! После того как моего персонажа убрали из сценария «Неудержимых», меня все- таки позвали в «Неудержимые 2». Потом удалось поработать в «Паранойе» с Харрисоном Фордом и Гэри Олдманом… Оказаться на одной площадке с такими мастерами будет посильнее любой актерской школы.

В киноиндустрии известны случаи, когда в нее практически одновременно приходят братья. Например, Алек, Стивен, Дэниэл и Уильям Болдуины. Или Оуэн, Люк и Эндрю Уилсоны. Однако фамилию Болдуин, без сомнения, ассоциируют с Алеком, а Уилсон — с Оуэном. В гонке Хемсвортов вам удалось обогнать Люка, но не Криса…

Я же говорю: удача и только! Люк — очень сильный актер! (35-летний Люк — старший из братьев, на его счету два десятка ролей, но добрая половина из них — гостевые появления в сериалах. — THR.) Не хочется делать из нас какой-то рейтинг, но он уж точно никак не хуже Криса, а меня и подавно. Не сомневаюсь, что однажды ему достанется счастливый билет и все увидят, на что он способен. Моему брату просто нужен достойный проект, чтобы показать себя.

Такой как «Голодные игры»?

Да. «Голодные игры», конечно, попали в файлы рекрутеров, и это помогает получать новые роли. Но они важны и дороги мне еще и тем, что я встретил Дженнифер Лоуренс и Джоша Хатчинсона и подружился с ними. Они первоклассные актеры, а Джен еще и знаменитость среди знаменитостей. (Улыбается.) Более того, ребята — настоящие друзья, которые и подскажут, и помогут. Хотя проект закончился, мы постоянно встречаемся, болтаем о том о сем, в общем, держимся вместе.

Первый «День независимости» собрал созвездие первоклассных актеров: Уилла Смита, Билла Пуллмана, Джеффа Голдблюма, Джадда Херша… А в этот раз?

Да, в общем-то, все, кроме Уилла Смита, возвратились в проект. Я не знаю, что произошло на самом деле, много разных версий — от размера гонорара до нежелания сниматься в четырех научно-фантастических картинах подряд, — не хочу быть голословным. Но Джадд, которому сейчас 81 год, играет с таким запалом, что даст фору всем молодым. Джефф и Билл, отжигавшие в 80–90-х, буквально горят работой. Плюс присоединились такие первокласс-ные актрисы, как Села Уорд и Майка Монро. Майка еще и одна из сильнейших в мире кайтсерфинга (вид серфинга, в котором спортсмен передвигается по воде на доске, управляемый воздушным змеем. — THR), победительница многих международных соревнований. С этой командой не страшно защищать Землю от инопланетян. (Смеется.) Играя таких героев, сам чувствуешь себя чуточку лучше.

Узнав о сюжете, я удивилась: разве с инопланетной мерзостью не было полностью покончено еще в первой картине?

Ну это же неинтересно! К счастью (ха- ха!), в прошлой картине чужаки напоследок послали сигнал бедствия, что и дало возможность собрать под небом Нью-Мексико нашу команду и расправиться с ними. Надеюсь, что не окончательно. (Улыбается.)

Что вас привлекло в этой истории?

Я еще молодой актер, не заигравшийся. Хочется участвовать в разных проектах. Когда мне прислали сценарий, то, пытаясь войти в роль, я понял, что на старых наработках вылезти не получится. И немедленно согласился. А потом, когда попал в руки режиссера Роланда Эммериха, пришел в восторг от его метода работы. Он отталкивается не от события, а от личности, заранее прописывая характер, сильные и слабые стороны героя. Это дает возможность чувствовать себя комфортно в любой киноситуации — ты уже знаешь, что твой персонаж может делать, а что будет выглядеть фальшиво.

Но ведь такой подход не оставляет места импровизации…

Наоборот — импровизировать легче, когда основа образа задана. Тогда можно передать множество оттенков.

Эммерих вам не рассказывал, почему в последних картинах — не только его, но и других режиссеров — пришельцы буквально озверели? В довольно давнем уже «Инопланетянине» Стивена Спилберга они были очень симпатичные, а потом в «Войне миров» того же, казалось бы, режиссера или в «Дне независимости», в «Морском бое» стали страшилищами?

(Смеется.) А как еще показать мужество человечества? Теперь, когда на планете вспыхивают войны, ты не можешь сопереживать какой-то одной стороне. В исторических фильмах отъявленными врагами были лишь нацисты, но об этом уже столько всего снято! Кроме того, если война идет между людьми, то у них одинаковое оружие, а значит, нет полета фантазии. И вот тут-то инопланетяне незаменимы: они и чужие, и отвратительные, и используют столько потрясающих штучек! Но мы все равно побеждали, побеждаем и будем побеждать!

В этой картине вы играете, будем говорить прямо, главную роль: пилота-истребителя — отражение образа Уилла Смита из первой картины. Не боитесь, что зрители будут сравнивать?

Мне было шесть лет, когда я посмотрел «День независимости», и герой Уилла мгновенно стал образцом для меня: помню, бегал по двору, изображая истребитель, и стрелял из воображаемой пушки по невидимым инопланетянам, доводя родителей до белого каления. Но прошло двадцать лет — зритель изменился, стал более избалованным тем, что показывают в кино, разнообразием персонажей, событий. Не хочу сказать, что мой герой лучше или сильнее героя Уилла Смита, он просто другой. Более современный.

Источник: Голливудский Репортер

Комментарии
Комментарии