Иван Охлобыстин: о кинематографе и гражданском долге

Один из самых противоречивых и непредсказуемых актеров российского кинематографа Иван Охлобыстин дал эксклюзивное интервью, в котором рассказал, по какой причине может покинуть кинематограф, в чем видит свой гражданский долг.
Иван Охлобыстин: о кинематографе и гражданском долге

Заложник мечты

«Я оказался заложником своей детской мечты. Мне хотелось многого — реализовываться одновременно везде. Больше всего я мечтал о большой семье — это очень хорошо, кстати. Все исполнилось, за что я благодарен Богу!

Где-то классе в восьмом я стал достаточно сознательным для того, чтобы понимать, что волшебников не бывает, поэтому нашел самую близкую по профилю профессию — режиссера — и поступил во ВГИК».

Скушал учебник

«Отец заставил меня однажды съесть учебник по русскому языку — это странная такая педагогическая метода. Я плакал, но ел. Запомнилось, конечно, на всю жизнь. Видимо, не такая уж она и странная, раз действенная. После этого я ни разу книг не ел, но читать стал много.

Как только я выяснил в первом или втором классе, что можно бесплатно записаться в библиотеку, я пошел и записался. Первое, что я прочитал, был сборник восточных сказок, а второе — роман Алтаева, уже не помню название, но отчетливо помню, что в нем было листов шестьсот — мне это очень нравилось, я не хотел, чтобы книжки кончались.

Позже выяснилось, что Алтаев —женщина. А потом мне папа подарил «Тайны океанов», и пошло-поехало».

Книга — это клево! Чтение — один из редких инструментов для повышения способностей интеллекта и повышения уровня IQ. Это насыщенная работа для мозга, в процессе которой человек формирует для себя аудио, видео, вплоть до тактильных ощущений, картинку того, что он читает.

Если он слушает аудиокнигу или смотрит кино, часть решений за него уже принята, а когда читает книгу, то формирует образ сам. Чтобы стать умным, нужно читать».

Чужой

«В первую очередь я ощущаю себя многодетным отцом. Реально понимаю: самое лучшее, что у меня получилось — это дети, а все остальное для того, чтобы это получилось.

Я по-всякому экспериментировал. Однажды, обнаружив в договоре пункт о том, что можно взять псевдоним, я подумал, а почему бы нет!

Первый мой псевдоним был Иван Чужой, который я взял в период съемок фильма «Нога». Потом я снимался у Учителя, и в момент подписания договора в гримерке меня облачили в совершенно невероятный смокинг — это было так необычно и во всех отношениях прекрасно, после чего я сказал, что я не просто человек, а роскошный человек, и вовсе не Иван, а, скорее всего, Леопольд.

Так и стал я Леопольдом Роскошным, как цыган, мне только перстня не хватало».

Хитрый человек

«У меня была хитрость, которую я непременно вписывал в договор: если едем в командировку, то обязательным пунктом было посещение местного краеведческого музея, чтобы посмотреть на бивни мамонта.

Все смеялись над этим условием до того момента, пока не начинались переработки. Как только меня пытались уговаривать работать не до девяти, а до двенадцати, ссылаясь на договор, я указывал на пункт с бивнями мамонта, и вопросов ко мне больше не было.

Я не люблю руководить. Мне больше нравится какая-то индивидуальная деятельность — писать, например, куда-то ехать, что-то покорять, что-то открывать, а не кого-то собирать и за кого-то нести ответственность.

Я такой человек, что, если чем-то занимаюсь, то, как правило, успешно, слава Богу, но устаю, как собака. Я для себя решил, что нет такой темы, ради которой я готов раньше времени инсульт получить.

Мне когда-то перестало нравиться быть режиссером, несмотря на то, что я отлично окончил институт, первым нашел деньги и снял полнометражный фильм, тут же получил все необходимые призы, чтобы перед девчонками выпендриваться, и понял, что больше не хочу — это очень утомительно.

Мне все-таки по душе писать сценарии, видеть, как мои сюжеты воплощаются. Есть еще один хитрый момент: если по твоему сценарию снимут хороший фильм, ты скажешь: «Правильно, сценарий-то хороший!», а если плохой: «Ребят, ну что я могу поделать, не я же снимал».

Ювелир

«При создании своих ювелирных коллекций я сотрудничаю с российской ювелирной мануфактурой, а там в основном церковные вещи — крестики, кольца с молитвами и изображениями святых — это хорошо, лишним образ или икона быть не может.

Если я где-то бываю, вижу какую-то выставку, то непременно захожу и смотрю, что делают другие ювелиры. У нас очень много хороших мастеров, но на уровне государства ювелирное производство отвратительное, лишенное принципиально какого бы то ни было эстетического начала, однако могу уверенно сказать, что лучше наших ювелиров нет.

Иногда можно что-то изумительное встретить у испанцев и французов, но первые плохо работают с золотом — в основном с серебром, а вторые производят экзальтированные изделия — редко встретишь украшение, которое можно было бы носить постоянно и при этом не привлекать много внимания, то есть дополнять свой образ, а не все сводить к одному украшению».

Куда жизнь вынесет

«Увлечение ювелирным делом у меня началось со спортзала, как ни странно. Я ходил на рукопашный бой к одному и тому же тренеру вместе с ювелиром Сергеем Друнком.

На тот момент я уже занимался кузнечным ремеслом, производил ножи, выставлялся периодически на «Золотом клинке», в 2004 году даже взял премию. Сергей как-то пригласил меня в гости, показать, что и как он делает, и понеслось... Он, оказывается, еще жил рядом.

Сначала я пришел к нему, чтобы кольцо расширить, потом он показал мне, как форму снимает.

Случайности — это самое обстоятельное, что есть в нашей жизни. Как объяснить то, что однажды утром я проснулся, и в голове у меня было золотое кольцо, я пошел в магазин, купил все необходимые припасы, прочел толстую книжку на тему того, как делать ювелирные украшения, и изготовил это кольцо?

Жизнь, как вода, маленькими волнами подгоняет нас к скалам — или к пляжу».

Быкову повезло меньше

«Если бы персонаж Быкова (главный герой сериала «Интерны» - ред.) существовал в реальной жизни, то у нас сложились бы абсолютно дружеские отношения.

Поначалу я недолюбливал этого героя, но недолюбливать себя довольно опасно, так же, как чрезмерно любить: лишние 20 минут, проведенные у зеркала в ванной, делают мужчину слабым. Быков чуть резче меня, я больше сангвиник, Быков — холерик.

Человек он обязательный, по задумке создателя — фанат своей деятельности, все понимает и несет ответственность за своих пациентов. Он хороший педагог, умеющий учить, любить и прощать, он любит примерно то же самое, что я, за исключением того, что ему в жизни повезло меньше».

Во всеоружии

«Чаще всего я ношу с собой нож, хотя долгое время носил пистолет. Есть необъяснимая данность, висящая в воздухе — нужно носить пистолет или нет.

В наше время, думаю, не нужно, во всяком случае, для меня. Было бы глупо и экзальтированно. А в те времена, когда я совершенно официально с соответствующим удостоверением носил его, это было логично.

Нож мне подарил папа, он нашел его в Рейхстаге. Это был длинный нож с перламутровой ручкой, я его где-то посеял в студенческие времена. Всю жизнь ищу похожий, нашел, но, увы, не совсем такой.

Мне, вообще, не складные ножи нравятся, но такой нож в городе — по меньшей степени странно, а складной — это удобно и практично: что-то отрезать можно, что-то починить, кого-то защитить — ведь наше гражданское обязательство с нас никто не снимал».

Художник

«Очень вероятно, что однажды я уйду из кинематографа. Может быть, я стану неэффективен. Для меня очень важна художественная составляющая, когда это приносит не только выгоду продюсерам, но и является культурным объектом.

Я был воспитан на образцах такого творчества — на Тарковском, на Шукшине. Если я пойму, что нарушен баланс: отказала фантазия, изменились вкусы, то не буду этим заниматься.

К себе нужно быть объективным — это единственный способ себя реализовать и защитить от внешней критики. Люди имеют фантастическую возможность — быть самими собой, а значит, высвобождается огромный ресурс — выпендриваться ни перед кем не надо, и у тебя полно времени на что-то позитивное.

Самокритика — это очень важное качество для художника, для любого человека. Каждый человек художник по сути. В одном из древних канонов Бога называют художником, потому что Он — Творец, создавший Мир, и Мир этот прекрасен».

Сирия как она есть

«Не так давно я снялся в фильме в Питере — это история про дружбу одинокого спивающегося рок-н-ролльщика и больной девочки. Очень целомудренная, красивая история.

Я также написал для Ленфильма сценарий про Сирию — Восток я знаю неплохо, в Сирии бывал когда-то, поэтому Дамаск, где происходят все действия, мне хорошо известен.

Очень мало фильмов сейчас, которые, не спекулируя ситуацией, передают достоверно нынешнее время. Люди боятся современности, все чаще в кино берется персонаж, ставится в определенные условия, и вроде, это происходит сейчас, а вроде и нет».

Вера в себя

«Мне в последнее время часто приходится давать автографы, фотографироваться. Я с большим пониманием к этому отношусь и отдаю себе отчет в том, что с головой залез в телевизор — я знал, на что шел.

Я прекрасно понимаю, что люди так же переступают через себя, обращаясь ко мне с просьбой — я ценю это.

У меня отшлифовалось несколько пожеланий, которые могут показаться банальностью, но на самом деле это лучшее, что можно пожелать, как бриллианты, отобранные из лавы: любви и терпения.

Также я желаю поверить в себя, потому что каждый человек бесконечно талантлив. Надо верить в то, что всегда можно сделать лучше, чем есть — это заложено в нас Богом. И не забывайте быть благодарными, потому что счастлив только благодарный.

Храни всех, Господи!»

Источник: РИАМО

Комментарии
Комментарии