«Джульетта»: Альмодовар под влиянием Триера

На российские киноэкраны выходит новый фильм испанского режиссера Педро Альмодовара – драма «Джульетта».
«Джульетта»: Альмодовар под влиянием Триера

4 августа в российский прокат выходит новый фильм одного из интереснейших современных режиссеров – испанца Педро Альмодовара – драма «Джульетта». С одной стороны, Альмодовар вернулся к теме отцов и детей, которую поднимал уже не раз («Все о моей матери», «Высокие каблуки»). С другой – режиссер экспериментирует, демонстрируя, какое влияние на независимый кинематограф успел оказать современный классик Ларс фон Триер, и, может быть, спорит с «Антихристом». Во всяком случае, так показалось корреспонденту «МИР 24», которая успела посмотреть это кино.

Сексапильная, яркая и пышущая жизнью Джульетта в поезде знакомится с Хуаном и проводит с ним ночь. С этого начинается история, на первый взгляд, счастливого брака. Все кардинально меняется, когда после ссоры Хуан уходит в море в шторм и погибает. Героиня считает себя виноватой в смерти мужа и начинает по кусочку поедать себя заживо, полностью сконцентрировавшись на своем внутреннем мире. Проснуться героиню заставляет ее дочь, которая в одночасье хладнокровно исчезает из ее жизни.

Если в оскароносной драме «Все о моей матери», где героиня также теряет мужа и сына, события происходят случайно, то в «Джульетте» появляется триеровский фатализм, предполагающий глубинную взаимосвязь всего, что происходит с человеком.

Оказывается, что винить себя Джульетта начала гораздо раньше смерти мужа – эту смертельную заразу занес в ее организм незнакомец из поезда. С этого момента вирус дал корни и начал развиваться, пока не захватил все существо героини. Джульетта сама себе и прокурор, и палач – вся ее жизнь превращается в искупление.

Почему на ум приходят аналогии с эксцентричным датчанином Ларсом Триреом ? В «Джульетте» мы слышим нехарактерную для Альмодовара классическую музыку, которая, кстати, присутствует в каждом фильме Триера, видим нехарактерные замедленные планы дикой природы, вроде бегущего вдоль железнодорожных путей оленя, а также любимые Триером космические мотивы, вроде Солнечной системы из магнитиков на холодильнике Джульетты. Режиссер смотрит на историю своих героев, как на стихийное явление, повлиять на которое он не может.

Кстати тот самый олень в древних культурах символизировал ход времени, который является еще одним значимым мотивом этой работы. Альмодовар пронзительно и беспощадно показывает старение женщины – вчера она была цветущей и прекрасной, но проходит мгновение, и на ее лице появляются следы увядания. Режиссер использовал предельно простой, но гениальный прием: лицо 31-летней Адрианы Угарте, находящейся в депрессии после смерти супруга, закрывается полотенцем для сушки волос. А когда полотенце убирается – перед нами уже 52-летняя Эмма Суарес. Как на официальной афише.

Дети-безотцовщины у Альмадовара беспощадны к своим одиноким стареющим матерям, лелеющим в сердце одновременно чувство вины и обиду за измену и одиночество. Понять, почему такие матери скрывают от детей их отцов, эти дети могут, только избавившись от юношеского максимализма и создав собственные семьи.

А еще этот фильм об одиночестве и любви, о взрослой и подростковой дружбе. Ленты Альмодовара – как калейдоскоп специфически испанской жизни. Тут всегда характерные сочные краски, замысловатые интерьеры, жгучие красотки, настоящие страсти и, главное, любовь к жизни. В отличие от своего датского коллеги, Альмодовар смотрит в будущее с оптимизмом и надеждой – так и в «Джульетте». А еще режиссер знает толк в женской психологии, которая стала главным предметом исследования его жизни.

Источник: Мир24

Комментарии
Комментарии