Паулина Андреева: «Я получала пацанское удовольствие от крови, грязи, оружия, потасовок»

Актриса МХТ сыграла главные роли в двух громких проектах: эротическом триллере «Саранча» с Петром Федоровым и детективном сериале «Метод» с Константином Хабенским.
Паулина Андреева: «Я получала пацанское удовольствие от крови, грязи, оружия, потасовок»

Вы уехали из Петербурга девять лет назад. Отношение к городу за эти годы изменилось?

Чем дольше живу в Москве, тем все больше люблю свой родной город — все сравнения, конечно же, говорят в его пользу.

Но при этом профессиональная актерская жизнь…

Да, кипит в Москве.

И хотя здесь снимается множество фильмов и сериалов…

Но запускаются они в Москве, где нужно и проходить для этого кастинги, и жить.

У вас нет горечи по этому поводу?

Нет, я для себя определяю Петербург как место для жизни, а Москву — как место для работы. Моя семья здесь, и благодаря этому связь с городом у меня очень крепкая: утром в субботу сажусь в самолет, через полтора часа оказываюсь в другой реальности, завтракаю с родными, встречаюсь с друзьями. Но я прекрасно понимаю, что если приеду сюда без обратного билета, то мне очень скоро захочется в Москву.

А где вы выросли?

На Весельной улице в конце Среднего проспекта Васильевского острова, на котором находилась и моя школа. Все это мои любимые места.

Журфак СПбГУ на 1-й линии выбрали по принципу близости к дому?

Нет, мне рекомендовали поступать на него учителя, считавшие, что я хорошо пишу и умею общаться с людьми. В то время я совершенно не понимала, чем хочу заниматься, и последовала их совету. Но после двух лет учебы осознала, что сделала ошибку, и мне хватило смелости выбрать другую дорогу. На самом деле все произошло правильно: в шестнадцать лет, сразу после школы, я была не готова так работать с утра до ночи, как это требуется будущему актеру.

Вы поступали в московские театральные вузы, а не в петербургскую Театральную академию, потому что хотели стать самостоятельной?

Да, мне хотелось жить настоящей студенческой жизнью, в общежитии — кинуть себя в экстремальные условия и самой себе доказать, что я могу существовать одна, без поддержки родителей. Что я и сделала. Пробовала поступать во все пять столичных театральных вузов, везде прошла три тура, а принята была в ГИТИС и Школу-студию МХАТ. И без всяких сомнений выбрала Школу-студию. Мама провожала меня на учебу словами: «Дочь, в Москве не стыдно говорить, что ты из Петербурга». Прививала мне чувство гордости за малую родину. (Смеется.) И несмотря на то что общежитие нашего вуза очень чистое, комфортное, находится в самом центре, на Тверской улице, я все равно испытала некий стресс — ведь до этого я жила с родителями в большой квартире, мне казалось, что у всех людей дома такие же высокие потолки, как у нас. (Смеется.) Но труд быстро выбил из головы все эти капризы.

Вы сегодня востребованы и в МХТ, где у вас роли в пяти спектаклях, и в кино.

Я прекрасно понимаю, что роль в кино, говоря словами Фаины Георгиевны Раневской, — «плевок в вечность». Поэтому крайне ответственно отношусь к выбору фильмов, хотя никогда невозможно предсказать, что в итоге получится даже из очень хорошего сценария. Мне пока везет. Я вырабатываю в себе здоровое отношение к рабочей паузе, когда ты не снимаешься и не репетируешь новый спектакль, — надо понимать, что это не конец твоей карьеры, а возможность развивать себя, готовиться к чему-то новому. Не надо стремиться сниматься во всех фильмах одновременно, заработать все деньги сразу и ловить волну — я вообще не понимаю, зачем ее ловить. Хотя часто слышу от людей: «Сейчас на волне сериала „Метод“ тебе надо…». Но я не хочу быть „везде“, для меня это страшное слово. Мир вокруг, Москва с ее темпоритмом, вся наша киноиндустрия торопит нас: уйдет твое время, твой лучший возраст. Но я считаю, что не надо торопиться. И не стоит перенасыщать собой пространство.

Вы к таким выводам сами пришли или под влиянием актеров, с которыми работали?

Конечно я смотрю на коллег. Вот Константин Хабенский очень вдумчиво подходит к выбору работы. По-настоящему достойных ролей в кино очень немного, и умение ждать — особый талант.

А какие события могут повлиять на карьеру актера?

Это непредсказуемо. На первом курсе в Школе-студии МХАТ я сделала пятиминутную репризу, в которой пародировала Тину Канделаки, берущую интервью у разных персонажей. Придумала ее сама, написала текст, и моим мастерам она так понравилась, что я выступила с ней на экзамене. Меня стали приглашать на самые различные театральные капустники с этой миниатюрой. За прошедшие годы в партнерах побывало множество интересных людей, в том числе мои коллеги Сергей Безруков и Игорь Миркурбанов — и для каждого интервьюируемого я сочиняла новый текст. Казалось бы, очень маленькая работа, но благодаря именно ей я познакомилась с огромным количеством людей, она открыла мне многие двери в профессиональном смысле. И я никогда не могла бы догадаться, что эпизод в сериале «Оттепель» окажется таким важным в моей киножизни — именно после него глава продюсерского центра «Среда» Александр Цекало пригласил меня на главные роли в триллере «Саранча» и в детективном сериале «Метод». С виду малозначительные события могут оказаться переломными.

Чему вас саму научил «Метод»?

Сериал достаточно жестокий, большинство серий основано на реальных историях маньяков-убийц. Я постоянно находилась в мужской компании режиссера Юрия Быкова, продюсера Александра Цекало и актера Константина Хабенского, женщин на съемках практически не было. В такой ситуации тебя любят втройне, ведь ты такая одна у них в экспедиции. (Смеется.) Чтобы работать среди прекрасных, талантливых мужчин на равных, пришлось серьезно заниматься физически: драки, погони, перестрелки, и мне все это очень нравилось. Я получала какое-то пацанское удовольствие от крови, грязи, оружия, потасовок.

МЕСТО СЪЕМКИ

Художественно-промышленная Академия имени А. Л. Штиглица

Соляной пер, 13, 15

Центральное училище технического рисования было основано в 1876 году на средства, пожертвованные банкиром и промышленником бароном Александром Людвиговичем Штиглицем. Здание училища было построено в 1881 году архитекторами Александром Кракау и Робертом Гедике. После смерти барона рядом с училищем по проекту его директора архитектора Максимилиана Месмахера был построен Музей прикладного искусства, открытый в 1896 году. Само здание стало памятником архитектуры эпохи историзма: коллекция музея демонстрировалась в интерьерах, иллюстрирующих историю искусства от античности до стиля барокко. В Академии имени Штиглица недавно отреставрированы залы «Галереи французских королей» в стиле Генриха IV, Людовика XIII, Людовика XIV.

Источник: sobaka.ru

Комментарии
Комментарии