«Балтийская богиня» Вия Артмане

Суперзвезда советского кино, народная артистка СССР и ведущая актриса Латвийского театра. Она родилась крестьянкой, но стала настоящей королевой сцены и экрана.
«Балтийская богиня» Вия Артмане

Суперзвезда советского кино, народная артистка СССР и ведущая актриса Латвийского театра. Она родилась нищей крестьянкой и выросла без отца, но стала настоящей королевой сцены и экрана. «Балтийская богиня» Вия Артмане.

1. Пастушка

Вия Артмане родилась 21 августа 1929 года в небольшом латвийском посёлке. У неё было по-настоящему трудное детство. Отец умер в результате несчастного случая ещё до её рождения. Мать же, простая крестьянка, полячка Анна Заборская, с большим трудом зарабатывала на пропитание себе и дочери.

Через несколько лет после смерти отца девочки она смогла снова выйти замуж, но этот брак оказался несчастным – новый муж пил и бил, и Анна сбежала от него спустя несколько месяцев после замужества.

Она нанималась на поденную работу к зажиточным крестьянам, скитаясь от одного чужого дома к другому. Жили очень бедно и голодно. С десяти лет на работу вышла и Вия – она стала пастушкой и посильно помогала своей маме добывать средства на жизнь.

Когда Вие было 15, они с мамой переехали в Ригу. Здесь стало полегче. Девочка закончила советскую школу и решила стать актрисой. Правда, тяжёлое детство не прошло без следа, и сначала маленькая Артмане даже собиралась пойти в юристы - «чтобы наказывать злых людей и оправдывать добрых».

2. Классический театр

При рождении Артмане назвали Алидой. Вия – псевдоним, который актриса подобрала специально для сцены, когда училась в драматической студии при Художественном академическом театре им. Я. Райниса.

Ещё во время учёбы Вию заметил основатель Художественного театра, режиссер Эдуард Смильгис. Закончив учиться, она поступила к нему в труппу. О Смильгисе актриса и много лет спустя отзывалась с восхищением, как о своём учителе:

«Я жутко комплексовала. И только такой замечательный человек, каким был основоположник латышского национального театра Эдуард Смильгис, сумел рассмотреть во мне артистические задатки. Это Бог меня с ним свёл. Смильгис вырастил меня как актрису. У него все женщины долго оставались молодыми. Этот мастер умел поддержать в актёрках молодость какими-то только ему одному ведомыми способами. И профессиональной уверенности, ответственности за свое дело он нас научил. Я поэтому в телефильме «Театр» по Сомерсету Моэму играла свободно и расковано».

Очень быстро и на долгие годы Артмане стала ведущей актрисой театра. В основном она играла классический репертуар, и уже в начале карьеры такие роли, о которых некоторые актрисы мечтают годами, – шекспировских Джульетту и Офелию, Абигайль из пьесы Эжена Скриба «Стакан воды», Элизу из «Пигмалиона» Бернарда Шоу, Элен из «Войны и мира».

Позднее были роли Настасьи Филипповны в «Идиоте», Надежды Монаховой в «Варварах» Горького, Аркадиной в «Чайке» Чехова, королевы Елизаветы в пьесе Фердинанда Брукнера «Елизавета, королева английская» и многие другие. В театре имени Райниса актриса проработала почти 50 лет – до 1998 года. Последней значительной ролью на этой сцене стала мадам Ракен в пьесе Золя «Тереза Ракен».

В 1998 году Артмане поступила на службу в Новый Рижский театр, где сыграла ещё одну заметную роль из классического репертуара – графиню в постановке по повести Пушкина «Пиковая дама».

3. «Театр» Моэма

Природная красота, выдержанность и благородство в манерах и поведении, соответствующие роли – от многочисленных знатных дам до королевы Елизаветы – породили даже легенду о якобы аристократическом происхождении Вии Артмане. Неслучайно один из документальных фильмов о ней так и назывался – «Беседы с королевой».

Однако сама Вия всегда пыталась выйти за пределы сложившегося типажа царственной красавицы. Она хотела работать не только с классикой, но и с современным материалом. Играть не только героев всем известных литературных произведений, но своих современниц – обычных женщин с их страданиями и надеждами, чувствами и страстями. Это стремление она смогла реализовать не в театре, а в кино.

Артмане дебютировала на экране в 1956 году, сыграв в фильмах «После шторма» и «За лебединой стаей облаков». Потом была лента «Чужая в посёлке», где Вия сыграла директора рыбного завода. Но настоящую славу актрисе принесла роль паромщицы Сони в картине «Родная кровь», вышедшей в прокат в 1963 году.

Военная мелодрама пользовалась огромной популярностью советских зрителей и даже была отмечена на международных кинофестивалях. После выхода фильма по результатам опроса журнала «Советский экран» Артмане признали Лучшей актрисой года, она стала всесоюзной звездой.

Заметными работами в фильмографии Артмане стали картины «Никто не хотел умирать», «Эдгар и Кристина» и многие другие фильмы. В 60-70-е годы Вия была одной из самых известных актрис Советского Союза. В Латвии она даже получила неформальное прозвище «Мать-Латвия».

Одной из вершин в кинокарьере Артмане считают картину «Театр» – экранизацию одноимённого романа Сомерсета Моэма. Вероятно, дело в том, что в этом фильме Вия сыграла такую женщину, какой актрису представляли её многочисленные поклонники. Джулия Ламберт – безусловная звезда, королева театральной сцены, красивая и страстная, волнующая, несмотря на уже ушедшую молодость.

После выхода фильма на экран ходили слухи, будто Артмане пропихнула актёра Ивара Калныньша на роль молодого любовника своей героини ровно по той причине, что он был её любовником и в жизни. Даже коллеги актёров по труппе в театре имени Райниса говорили: «Уж слишком достоверно играют!»

Артмане отзывалась о своей героини так: «Джулия близка всем. Такую женщину каждый мужчина хотел бы иметь рядом. Хотя она и негодяйка, но негодяйка очаровательная. Но прежде всего Джулия – человек очень честный по отношению к себе, к своим недостаткам, и в этом ее прелесть. Она честно анализирует себя, свои проделки, романы, при этом она очень изысканная и, я думаю, ранимая. Она привлекательна, потому что честна. Дай бог каждой женщине быть такой честной».

Всего Вия Артмане сыграла около 50 ролей в кино. Свою актёрскую карьеру она завершила как царствующая особа, уже во второй раз сыграв роль императрицы Екатерины II в фильме Ильи Хотиненко «Золотой век».

4. Артур Димитерс

Профессиональная судьба Вии Артмане сложилась на зависть удачно. Она состоялась как театральная актриса и прославилась на весь Союз как кинозвезда. Однако её личная жизнь была куда более драматична. На театральной сцене Вия познакомилась с актёром Артуром Димитерсом. Он был на 14 лет старше неё, да ещё и женат.

Артмане сначала не обращала внимания на коллегу, но он оказался очень настойчив и целеустремлён. Агрессивно ухаживал, не давал молоденькой актрисе прохода, буквально преследовал, и, в конце концов, добился своего.

Вия вышла замуж за Димитерса, но впоследствии признавалась, что настоящего женского счастья в её жизни так и не случилось:

«Мой муж – мы играли с ним в одном театре – был очень ревнивым. Потому что был очень грешным, между прочим. Еще до меня. Я была на много лет моложе его. Он не был таким, о каком я мечтала и кого я бы хотела иметь рядом, но я смирилась. Да... Судьба у меня вообще удалась. Но полностью счастливой я себя никогда не чувствовала. Может быть, потому, что хорошего женского счастья у меня никогда не было. Меня никто не щадил. Кроме мамы. А мужчины рядом не было. Был актер. Отец моих детей. Но любимого, нежного мужчины рядом со мной не было. Могу сказать об этом совершенно откровенно. Бог простит».

Артмане говорит, что хоть и не испытала той настоящей любви, которую так часто играла в театре и в кино, полноценной заменой этому стал другой «подарок судьбы» – дети. Их у знаменитой актрисы двое – сын Каспар и дочь Кристиана. Вие пришлось воспитывать их едва ли не в одиночку, при живом-то муже, так как Димитерс в жизни семьи участия почти не принимал – все его силы уходили на театр.

Вия же смогла и детей воспитать, и построить карьеру, на потерявшись за спиной мужа, которого считают одним из лучших актёров Латвии. Сама Артмане всегда отдавала должное масштабу личности Димитерса, хотя неоднократно думала от него уйти: «Он был великим актером. Такого в Латвии не будет еще лет 50 как минимум.

Конечно, наша семейная жизнь не была такой, о которой я мечтала, но со временем страсти улеглись, и мы долгие годы были друг для друга отдушиной. Для меня и для него театр был главным в жизни. Он придал мне смелости и уверенности в себе. Правда, думал, что раз я моложе, то будет мною всю жизнь управлять и поучать. Так не получилось».

5. Травля на родине

Серьёзным испытанием для Артмане стал распад СССР. Она всегда с любовью отзывалась о русской культуре и, когда Латвия и Россия отдалились друг от друга, попала под удар националистически настроенных соотечественников.

До распада актриса была депутатом Верховного Совета Латвийской ССР XI созыва, возглавляла Союз театральных деятелей Латвии, состояла в Советском комитете защиты мира, была кандидатом в ЦК Компартии Латвии. То есть входила не только в артистическую, но и в номенклатурную элиту своей страны.

Всё это вкупе с симпатиями к России привело к целенаправленной травле актрисы на родине. Причём дело не ограничилось соответствующими публикациями в СМИ. В 1993 году в результате реституции у Артмане отобрали квартиру, так как дом в центре Риги передали потомкам бывшего владельца. При этом актриса никакой компенсации не получила. Она была вынуждена переехать на дачу в 40 км от города, где и жила последние годы.

Только на 70-летие Артмане правительство Латвии вспомнило о ней: ей дали новую квартиру и премию «За вклад в искусство театра и кино». Ещё позже, за год до своей смерти, актриса получила высшую награду Латвии – Орден Трёх звёзд.

Однако, даже лишившись жилья, Вия не соглашалась на переезд в Москву, хотя имела такую возможность. «Латвия – моя родина, а я – латышка. Здесь родилась, здесь и умру», – объясняла актриса. При этом она не могла отказать и от своей связи с русской культурой, признавалась, что Латвия для неё слишком мала: «Латвия для меня мала, мне не хватает пространства, я не привыкла так узко жить. От общения с русскими я преобразилась. У русских открытая душа, уникальное восприятие человека. У нас в народе нет этой такой хорошей ласковой нежности, как это есть у русских».

После смерти актрисы театровед Лия Дзене отозвалась о ней так: «Её слава шла далеко за пределы страны. Огромное признание в России было в одно и то же время и лестным, и осуждающимся в нашей национальной среде. Медленно уходит эпоха больших актёров и больших личностей».

Ещё определённее и жестче высказался коллега Артмане актёр Ивар Калныньш: «То, в каких жалких обстоятельствах эта уникальная актриса провела завершение своей жизни, в значительной мере позор нашего государства и большая глупость, по сути, это трагично. Нужно уважать (я не говорю – любить, потому что насильно мил не будешь) свои национальные таланты, своих столь редких звёзд мирового уровня тогда, когда они еще живы, а не красиво держать речь у могилы».

6. Елиcавета

Симпатии Артмане к России в конце концов обернулись её крещением в православие. Она приняла новую веру в конце 90-х вслед за своим сыном. При крещении актриса получила имя – Елисавета. «Мне нравится часами слушать слова православных молитв и церковное пение. Думаю, что именно вера помогла мне выкарабкаться из тяжелых болезней», – рассказывала актриса в одном из своих интервью.

К православию Артмане относилась очень серьёзно: «Я давно чувствовала тяготение к этой вере... И это не поза – это мой выбор. Говорить об этом сложно: вера – дело внутреннее, ее нельзя выставлять напоказ. Я сделала то, что для меня было необходимым».

После кончины актрисы её сын Каспар опубликовал завещание, которое она написала за 6 лет до смерти и адресовала Его Преосвященству Митрополиту Рижскому и всея Латвии Александру:

«Удостоверяю, что 10 марта 1999 года в церкви Святого Георгия в Бауске через исповедь и святое миропомазание игумен отец Евгений (Румянцев) присоединил меня к Православной Церкви. Меня нарекли именем святой Елисаветы. В благодарность за любовь, которую я получила от русских людей, желаю, чтобы в последний путь меня проводил игумен отец Евгений (Румянцев) из Христа-Рождественского Кафедрального собора.

Ваша Вия Артмане (Елисавета), г. Рига, после Причастия, полученного от отца Владимира, в Св. Троице-Сергиевом женском монастыре, 18 сентября 2002 года».

Воля актрисы была исполнена, её похоронили по православному обычаю.

Источник: Апрель

Комментарии
Комментарии