Бриджит Джонс 3: игра на понижение

Накануне сентябрьской премьеры картины «Ребенок Бриджит Джонс», третьей части знаменитых «дневников», колумнисты искали место для запятой в хрестоматийном «казнить нельзя помиловать».
Бриджит Джонс 3: игра на понижение

Накануне сентябрьской премьеры картины «Ребенок Бриджит Джонс», третьей части знаменитых «дневников», колумнисты Marie Claire искали место для запятой в хрестоматийном «казнить нельзя помиловать». Итог – 2 : 1 не в пользу Бриджит.

Нет, ну вы серьезно?

Тата Олейник, журналист

В свое время «Дневник Бриджит Джонс» взорвал книжный рынок Великобритании, а затем и Штатов. «Книга года», «Топ-200 бестселлеров всех времен и народов», лучшая книга столетия по версии ряда авторитетных таблоидов – Хелен Филдинг уверенно въехала в литературное бессмертие (хотя бы на какое-то время). Правда, ехала она при этом на плечах очень умной мертвой женщины. «Дневник...» является адаптированной для конца тысячелетия интерпретацией «Гордости и предубеждения» – великого творения Джейн Остин, произведения, которым англоязычных школьников терзают покруче, чем наших – «Евгением Онегиным».

Одной радостью от смачного плевка в физиономию основоположницы современного романа успех «Бриджит», конечно, объяснить было бы нельзя. Ни в коем случае – английское чувство юмора всегда было вполне равнодушно к явным карикатурам.

Аудиторию восторгало другое – метаморфоза, случившаяся с главной героиней.

В оригинальной версии романа мистер Дарси после ряда сомнений и терзаний нехотя признается в любви к одной из красивейших и, бесспорно, умнейших девушек страны – юной, благородной, утонченной, образованной и с прекрасными манерами.

Вся вина Элизы в том, что у нее неподходящие родственники, чье чувство такта, увы, далеко от идеального и чье положение в обществе оставляет желать лучшего. Но в конце концов мистер Дарси сумеет закрыть глаза на это чудовищное препятствие и согласится стать мужем одной из самых безукоризненных женщин королевства.

В «Дневнике...» мистер Дарси остался прежним. Он все так же хорош собой, умен, воспитан и обеспечен, является завидной партией и занимает прекрасное положение в обществе. С ним случилось только одно махонькое изменение. Он перестал быть требовательным.

В качестве героини своих грез он охотно выбирает Бриджит – нелепую дурочку, не отличающуюся ни красотой, ни хотя бы юностью, зато носящую белье сомнительной свежести, регулярно надирающуюся в хлам и всегда готовую плюхнуться в койку к первому, кто отнесся к ней без отвращения. С Элизой Бриджит роднит только два обстоятельства: у обеих прекрасное чувство юмора и свора невоспитанных родственников и друзей.

Среди читателей и зрителей «Дневника...» количество мужчин исчезающе мало, это книга женская до последней запятой, она взывает к самым сокровенным и стыдным нашим струнам.

Она уверяет, что нас будут любить такими, какие мы есть: толстыми, рыдающими и перемазанными шоколадом. Что не существует никакой гонки за первенство, за лучших самцов, за самые белые из дизайнерских диванов, за деловой успех и дизайн ногтей. Судьба сама принесет и положит нам в клюв лакомый кусок, а наше дело – лишь не терять оптимизма и добродушия.

Сесть в лужу принародно? Да пожалуйста! Вызывать смех и сожаление? Не вопрос! Опозориться в прямом эфире на всю страну? Все это не имеет никакого значения, если ты умеешь бодро вылезать из луж и, пригладив воронье гнездо на голове, весело топать по жизни дальше на своих небезукоризненных ножках. Будь настоящей, делай, что тебе хочется, не пытайся стать лучше – все равно эти попытки бесплодны, а счастье неминуемо: Хью Грант и Колин Фёрт уже сошлись в схватке за право быть рядом с тобой, о Современная Женщина!

Все это ужасно утешительно. И во многом правда. Не только женщины устают от гонок за идеалами, мужчинам тоже хочется послать все к чертям и обзавестись нетребовательной подругой. Той, рядом с которой не страшно быть смешным и жалким и которая не одарит царственным презрением в минуту слабости, а утрет тебе нос и искренне прижмет к сердцу.

В продолжениях «Дневника...» Хелен Филдинг блистательно продемонстрировала, что без помощи старушки Джейн ей приходится нелегко. Успех первой книги помогал продавать и последующие – но скорее по доброй памяти, чем благодаря реальным достоинствам романов. В третьей части Хелен вообще в первых же строчках убила мистера Дарси. Чем наплевала в душу всей аудитории сразу.

К счастью, авторы фильма таких глупостей не одобрили, и в Бриджит-3 («Ребенок Бриджит Джонс») мистер Дарси жив и здоров. И Бриджит все та же. Ей за сорок, она беременна и не знает от кого... Нет, ну серьезно?!

Сорокет? И что? Все!

Яна Лепкова, журналист

За последнее время к нам вернулись почти все главные киносюжеты десятилетия – даже долетели наконец новые злые инопланетяне к Дню независимости Америки. Но кто-то должен был сделать самое страшное – вернуться после сорока. Что ж, чего-чего, а решительности Бриджит Джонс хватало всегда.

Жизнь привычно ходит по кругу, и сейчас на смену культу абсолютной юности на первый план возвращается из обидного подполья женская зрелость. Lancˆome возобновил контракт с Изабеллой Росселлини, Дольче и Габбана стряхнули пыль с Софи Лорен, потеснив на посту своей возрастной дивы Монику Беллуччи.

Моника, в свою очередь, три минуты экранного времени провела в объятиях Дэниела Крэйга (пусть и в глухом корсете) – и раздала миллион кокетливых интервью о том, что да, теперь в девушки Бонда можно угодить и в 50, и ничего. Правда, в ответ безжалостная кинокритика грубо обозвала ее в этом образе «антиквариатом».

Бриджит до антиквариата далеко, ее история – про другую, гораздо более обидную и распространенную крайность. Из двух предыдущих фильмов легко предположить, что ее 40 ей не исполнились, а именно что стукнули, причем, судя по анонсу третьей части, стукнули изрядно. Эта история про ту самую альтернативную реальность, в которой, если к сорока годам у женщины нет семьи, детей или хотя бы сколь-нибудь определенных личных отношений, с точки зрения тех, у кого все это есть, ей надо ложиться и умирать. Ну или как-то бегом наверстывать.

Даже не видя фильма, легко предсказать, что Бриджит, конечно, будет наверстывать, как бы и не наверстывая, попадая из одной нелепости в другую и демонстрируя при этом бесконечную легкость. А в результате все, конечно же, опять будет очень хорошо, как и в первых двух частях. В конце концов, это ведь комедия.

Только в этот раз главной героиней фильма будет все-таки не Бриджит. А ее вот эти 40 лет. Вот по-настоящему горячая тема, и для тех, кому уже стукнуло, и особенно для тех, кому еще не исполнилось. Как говорил герой печального отечественного фильма «Связь»: «Еще два года – и сорокет! И что? Все?!.»

Так что же, сорок лет – стакан наполовину полон? Все еще впереди – или время ушло и дальше тишина? «Новые тридцать» – или самообман и глухое, тщательно скрываемое отчаяние?

Психолог и автор многочисленных бестселлеров Барбара Шер считает, например, что совсем игнорировать эту дату не получится: с ее приходом жизнь может быть сколь угодно похожа на прежнюю, но в нашем сознании закрепляется ясность: не существует вечной молодости и красоты, и в погоне за ней легко добиться обратного эффекта и стать посмешищем. (Символично, что Рене Зеллвегер, подобно гоголевскому Вию, подняла себе веки накануне съемок третьей части – и была за это обругана.)

Осознавать и принимать все это спокойно, не теряя способности радоваться жизни, жить свою жизнь, принимая себя в ней, – это значит быть взрослым. Бриджит вернулась, чтобы показать, что это хотя и немного страшно, но местами действительно смешно.

Мужской взгляд

Егор Москвитин, кинокритик

Пятнадцать лет назад из всех девушек я интересовался только Вайноной Райдер в «Чужом-4» и революцию, устроенную Рене Зеллвегер, благополучно прошляпил. Так что умное наблюдение могу выдать только задним числом. Вот оно: сценарий «Дневника Бриджит Джонс» оказался коллективной кардиограммой женских сердец. Вдруг выяснилось, что можно быть уязвимой и сильной одновременно и что совсем не стыдно выглядеть смешной. Главное – быть живой.

А поскольку незадолго до этого в России начался показ «Секса в большом городе», а чуть позже стал популярен «Живой журнал», то героиня ринулась в жизнь. Девушки устали ждать, когда мужчины сообразят спросить «как дела?», и начали рассказывать о делах сами. На перекурах, в Интернете.

В моем любимом фильме «Чего хотят женщины» есть забавная сцена. Герой Мела Гибсона гуляет по парку, наслаждаясь способностью читать мысли девушек. Но вдруг мимо него проносится стая грациозных бегуний, и он в ужасе хватается за седые виски. Со мной в какой-то момент началось то же самое.

Вокруг оказалось столько Бриджит Джонс, что первой реакцией стала защитная – подружиться. Найти такого друга, как условная Бриджит, – большая удача. Вы делитесь чем угодно (в мире мужчин это слабость), даете советы и вдохновляетесь сами и в итоге проживаете по две жизни каждый. В пресловутую дружбу между полами многие резонно не верят, но это – вопрос восприятия. Печорин вон не верил в дружбу вообще. Сам виноват.

И в то же время чем лучше я узнавал своих Бриджит, тем страшнее мне за них становилось. Жизненная стратегия Бриджит Джонс – это максимализм героя из эпоса, потому что за желанием изменить себя неизбежно следует и желание изменить весь мир.

Реализовав мечту о семье, подруги бросаются в мечту о карьере; не добившись быстрых успехов, нехотя переключаются на мечту о материнстве. Есть еще призрак мечты о кругосветных путешествиях и бесконечном студенчестве, его хранят в шкафу в специальном чехле и достают по разу в год.

В жизни важно испытать все вовремя, такой ее задумала природа. Но пробовать блюда по порядку, когда перед тобой шведский стол, – задача для самых мудрых. Все мои знакомые Бриджит пытаются успеть все и сразу, транжирят время со страстью и ставят на кон все, что имеют. Раньше мне хотелось хватать их за руки и кричать: «Что ж вы творите?!» Теперь хочется кричать совсем другое – «Возьми меня с собой!».

Источник: marieclaire.ru

Комментарии
Комментарии