Майкл Фассбендер: «Мир слишком мал, а мы слишком мобильны»

О жизни на острове-маяке Отаго в Новой Зеландии, где снимали «Свет в океане», о семейном ресторане из детства, скайдайвинге и путешествиях с целью познания себя.
Майкл Фассбендер: «Мир слишком мал, а мы слишком мобильны»

Большая часть действия в фильме происходит на острове, затерянном в Южном океане. Пробовали так уединиться в реальности?

Именно так мы поступили на съемках, потому что нашему режиссеру (Дерек Сиенфрэнс — прим. редактора) пришла в голову безумная идея снять картину «вживую», то есть в забытом богом уголке земли. Я был категорически против. Не то чтобы я фанат технологий или не могу и дня прожить без телевизора. У меня и мобильный не самой последней модели. Но когда снимаюсь, предпочитаю работать в одном месте, а есть, спать и жить — в другом. Перемена мест дает мне возможность отдохнуть и настроится на новый рабочий день. Дерек нас обманул. Сказал: «Попробуем, поживем один денек здесь, посмотрим». Один день перерос в два, три, четыре... так мы прожили там пять недель.

Где именно проходили съемки?

Мы планировали снимать в Австралии, как в книге. Но постановщики пересмотрели 300 маяков, и ни один из них им не понравился. Они находились слишком близко к населенным пунктам. А потом Дерек обнаружил Отаго в Новой Зеландии. Это даже не остров, а полуостров, но он на 20 км выступает в океан и там совсем нет цивилизации. Только стаи пингвинов. Такое мистическое место, в котором зарождаются самые противоречивые эмоции, от любви до ненависти.

Мне кажется, в таких местах человек сталкивается со своей собственной природой, и может по-настоящему узнать себя. Во время прогулок мы нашли несколько заброшенных могил, видимо каким-то образом связанных с маяком. На одной стояло посвящение: «Нашей любимой дочери, август-декабрь 1896 год». Совсем как в фильме, где молодожены теряют своих детей.

Сложно было?

Иногда казалось, что схожу с ума (смеется). Современный человек избалован до развращения. Ему все кажется само собой разумеющимся — вода, отопление, транспорт, еда. На Отаго я жил в трейлере посреди дикой природы. Кругом океан, при взгляде на который очень близко подходишь к пониманию вечности. Мне показалось, что какие бы решения человек не принимал в своей жизни, они не имеют значения в сравнении с бесконечным океаном. В три часа ночи я просыпался от завывания ветра, шторма, урагана. А в тихие дни, мы устраивали пикники. И еще я развлекался стендовой стрельбой.

Какой была обстановка на съемочной площадке?

В первый день мы провели эксперимент с Алисией (актриса Алисия Викандер, — прим. редактора). Привезли ее на остров и попросили забраться на самый высокий холм, тот, который постоянно видно в фильме. Дерек снял эту сцену, хотел поймать первые впечатления Алисии от острова. Она, как лань, побежала в гору, а за ней, еле поспевая, Дерек и оператор. Потом она остановилась на вершине — очарованная, притихшая, и начала смеяться.

Примерно такие эмоции мы испытывали в первые несколько недель. Сначала радость и удивление, а потом мы все стали действовать друг другу на нервы. Представляете, запереть всех на острове на несколько недель! Дерек все твердил: «Удиви меня, Майкл. Взамен получишь опыт, который не забудешь никогда!» (смеется). Я всегда считал себя совой, не любил рано ложиться и вставать, а тут приходилось уже в девять вечера укладываться в постель.

Почему герои картины в расцвете лет отправляются на необитаемый остров?

Они оба пережили войну. Том был солдатом и видел тысячи смертей. В нем уже что-то надломлено, он не ищет счастья или любви, только покой. Потом в его жизни появляется Изабель — полная жизни и энергии девушка. Но и у нее непростая судьба, она потеряла на войне двух братьев, и все еще по ним скорбит.

На необитаемом острове им не нужно много слов, чтобы понимать друг друга. Их никто там не беспокоит. Сказочная красота окрестностей помогает им залечить свои раны. Но в итоге именно изолированность от мира людей приводит их к новой трагедии. Они принимают слишком эмоциональные и необдуманные решения, за которые потом приходится расплачиваться. Место любви и счастья, этот остров превращается под конец в тюрьму.

Вы провели бы отпуск в таком месте?

Я человек неприхотливый. Когда путешествую, что бывает крайне редко, люблю погонять на мотоцикле, почитать занимательную книгу. Мне не обязательно находиться в местах с богатым культурным наследием. Слишком перегружен на съемках, чтобы на отдыхе бродить по монастырям. Поэтому в Австралии и Новой Зеландии — идеально, можно от всего отключиться. Кроме того, здесь хорошие возможности для занятий разными видами спорта — серфингом, дайвингом и другими.

Какое из последних путешествий запомнилось больше всего?

Пару лет назад вместе со своим отцом мы отправились путешествовать на мотоциклах по Европе — Голландия, Германия, Австрия, Словения, Хорватия, Босния, Черногорию. Без отца я потом еще проехал Италию, Испанию и Францию. 8000 километров за два месяца. Утром просыпался, заводил мотор и вперед! Невероятное чувство свободы.

Какие путешествия были самыми необычными?

В Новый год я как-то отправился на Гавайи, полетать. Я не люблю высоту, но решил, что хотя бы раз в жизни должен попробовать скайдайвинг. Выпрыгивал из самолета с закрытыми глазами, зато когда приземлился, мир показался мне ярче и контрастнее. Еще катался на гидроцикле в Мексике, правда он у меня все время переворачивался. Но самое важное — процесс, а не результат, выход из зоны комфорта. Мне нравится испытывать чувство страха и рисковать, это очень полезно для самопознания. А вообще, мир стал слишком маленьким, а мы — слишком мобильными.

Какое ваше любимое блюда? И где вы его пробовали?

Шницель с квашеной капустой. Самый лучший готовили мои бабушка и дедушка, когда они еще были живы, и я навещал их в Германии. Сегодня нигде не найти такого шницеля.

Вы живете в Лондоне, какие места ваши любимые?

Когда я туда впервые приехал, то поселился в Ист-Энде, в Хакни. Так до сих пор там и живу. Раньше любил посидеть в пабе, знаю их все в этом районе. Но сегодня это уже почти невозможно. Все сразу наводят камеры и просят автограф.

Ваш отец —немец, а мать — ирландка. Кто оказал на вас наибольшее влияние?

Думаю, что от отца я взял работоспособность и упорство. А от матери я унаследовал бойцовский дух и любовь к вечеринкам. Я все еще их люблю, но моя немецкая половина умеет вовремя меня остановить.

Если бы не стали актером, чем бы занимались?

Открыл бы свой бар. Можно сказать, что я вырос в ресторане под названием West End House в Килларни. Отец был его хозяином, мать, я и сестра помогали на кухне. В Килларни много ресторанов, но наш был особенным. Он находился недалеко от Национального парка, но при этом еще в центре города, в здании бывшей школы постройки XIX века, где в годы Второй Мировой была штаб-квартира Ирландской армии.

Когда у меня появились деньги, мы расширили место, достроили три ресторана, террасу с видом на сад, винный погребок, несколько комнат над рестораном. Но в прошлом году мы все продали. Родителям не под силу. Я слышал, это место процветает. Некоторые мои поклонники посещают его, чтобы посмотреть, где вырос Майкл Фассбердер (смеется).

Какие съемки были самыми тяжелыми?

Съемки картины «Макбет». Мы снимали в Шотландии, на острове Скай архипелага Внутренние Гебриды. Температура воздуха была около -2С, воды — -5С. Какой бы ни был ветер, дождь и непогода, мне все время нужно было лезть в воду. К счастью, в Шотландии отличный скотч. Поэтому все сцены в картине в конце концов получились.

Как отходите от таких ролей? Где отдыхаете?

За последнее время я снялся в десяти картинах подряд. У меня не было времени отдыхать. Закончив один фильм, я сразу начинал работать над другим. Это тоже хороший способ, чтобы забыть предыдущих героев.

Источник: cntraveller.ru

Комментарии
Комментарии