Ален Делон и Роми Шнайдер: нет ничего холоднее мертвой любви

Они казались идеальной парой, им самим казалось, что они будут счастливы с другими.
Ален Делон и Роми Шнайдер: нет ничего холоднее мертвой любви

«Они будто связаны некой неосязаемой нитью», говорили друзья Делона и Шнайдер. Они казались идеальной парой, им самим казалось, что они будут счастливы с другими. «Апрель» совместно с создателем поздравительных слайд шоу и романтических признаний Morevi.ru рассказывает историю любви одной из самых красивых пар ХХ века.

И букет алых роз

Они познакомились в парижском аэропорту. Роми прилетела на съемки и только сошла с трапа самолета, а у подножья ее встречал Ален с букетом алых роз. Что может быть романтичнее для первой встречи? Наверное, они влюбились с первого взгляда? Ничуть! Все произошло с точностью до наоборот.

Роми – самая знаменитая молодая немецкая актриса конца 50-х, родом из театральной семьи (ее родители и бабушка были актерами), дебютировала на экране в 15 лет. К 20-ти Шнайдер сыграла юную императрицу Сисси в одноименном сериале и стала звездой. Предложения посыпались одно за другим. Ее мать и отчим тщательно отбирали варианты и остановились на мелодраме француза Пьера-Гаспара Юи «Кристина» – вольной экранизации пьесы австрийского писателя Артура Шницлера «Игра в любовь», о трагической связи невинной красавицы и молодого лейтенанта.

Главная роль была предложена 23-летнему Делону. Ален – сын колбасника, отслуживший в армии, какое-то время болтавшийся без дела, а потом решивший податься в актеры. Он тоже уже сыграл в паре фильмов, но был абсолютно никому не известен. «Слишком красив, чтобы стать актером», часто говорили ему менеджеры и антрепренеры. Его гонорар за съемки в этом фильме был в пять раз меньше ее.

При встрече Ален был одет с иголочки, причесан и старался выглядеть как настоящий джентльмен. «Я подумала: ну и пошлятина, а мальчик этот – просто тоска!», писала Роми позже в своем дневнике. Она произвела на него не лучшее впечатление: «Тщеславная, сладкая венская дурочка, без малейшего шарма».

Она не говорила по-французски, он не говорил по-английски или по-немецки. Оба не понравились друг другу и провели первые дни работы над фильмом в постоянной борьбе и ссорах.

«Австрийская булочка» и парижский плэйбой

Что произошло потом не было понятно, наверное, даже им двоим. Любовная лихорадка с экрана вдруг перебросилась в реальную жизнь. Когда после премьеры, которая проходила в Германии, Ален улетел домой в Париж, Роми не выдержала, собрала вещи и отправилась следом.

Надо ли говорить в каком возмущении была ее мать, строго следившая за дочерью. Роми в детстве даже училась в католической школе. Давление семьи и общества было невыносимым для нее. «Можешь ли ты себе представить, каково это, когда вся страна ждет твоей дефлорации?» – рассказывала она позже подруге. Семья Шнайдер, однако, настояла на официальной помолвке с кольцом и соответствующим приемом.

Ален был полной противоположностью ее прежнего круга, он был полон жизни и плевал на условности. Влюбленные поселились в небольшой квартирке, на выходные ездили в деревню. Роми бежала за Делоном из душной Германии, где для нее не было воздуха, и оказавшись в Париже наслаждалась забытым чувством быть никому неизвестной.

Актриса писала в своем дневнике: «В Париже я познакомилась с настоящим Аленом, колючим, импульсивным юношей, который ходил в джинсах и рубашке, всегда опаздывал на съемки, носился по городу на своем «Рено» и рассказывал мне невероятные истории».

Впрочем, со временем эта «неизвестность» стала тяготить ее, тем более, когда карьера Делона начала развиваться стремительнее. Он мог оставить ее одну и отправиться кутить с друзьями, а в ответ на все жалобы ответить – «Дорогая, но тебя ведь никто не держит!»

Немецкая пресса отозвалась на побег Роми, который с чьей-то легкой руки стали называть алениадой, резкими и саркастическими тирадами, высмеивая французского плейбоя, похитившего икону национального кинематографа.

Пережить эти нападки помогли новые знакомства. В 1960-м Делон начал сниматься у Висконти в «Рокко и его братьях». В итоге великий итальянец взял под свое крыло и Роми: познакомил ее с самой Коко Шанель, и та сделала из «австрийской булочки» истинную парижанку – диеты, спорт, уроки стиля.

«Три человека полностью изменили мою жизнь – Ален, Висконти и Коко Шанель», – скажет Роми позже.

Разрыв

В 1963-м Роми уехала в Голливуд. Карьера там никак не хотела налаживаться, и именно в этот момент ей на глаза попалось фото в газете – Ален, на коленях которого сидела хорошенькая блондинка. Делон позвонил в тот же день, убеждал ее, что это происки папарацци и ничего не произошло. Но это была ложь.

Летом 1964 года Роми получила от Делона письмо в котором он просил у нее прощения и сообщал о своей женитьбе на Натали Бартелеми, той самой блондинке на фото. Они расстались, оба думали, что навсегда.

Роми писала в своем дневнике: «После измены Алена я была уничтожена, растеряна, унижена... Если бы это зависело от меня, я бы никогда его не оставила... И раньше были моменты, когда я говорила себе: пора кончать! Но у меня не было сил. Я очень любила его и все прощала. Ни о чем не жалею. Но Боже сохрани еще раз испытать такое — я не переживу!»

Не пережить и этот разрыв актриса могла в прямом смысле слова, в порыве отчаяния она попыталась вскрыть вены.

Оправившись от разрыва с Делоном Роми познакомилась с Гарри Майеном, немецким актером и режиссером. В 1966 году они поженились и в том же году Роми родила сына Давида. Ребенок стал центром ее существования, самым важным существом в мире.

Отвечая однажды на вопросы журналистов, она сказала: «Вы спрашиваете меня, изменилась ли моя жизнь с появлением ребенка? Скажу так: с появлением Давида я начала жить!».

Личная жизнь Делона тоже била ключом, в 1965-м, на год раньше Шнайдер, у них с Натали родился сын. Но брак с француженкой не протянул больше четырех лет. Они развелись, а с 1968-го он начал жить в гражданском браке с Мирей Дарк. Даже будучи с другими людьми (отношения Делона и Дарк длились почти 15 лет), Ален и Роми продолжали поддерживать контакт. Их дружеские отношения не мешали семейной жизни на расстоянии, но стоило им встретиться вновь…

Бассейн

В 1968 году Жак Дере по просьбе Делона предложил Роми роль в драме «Бассейн», и та согласилась. Газетчики, увидев бывшую «идеальную пару» вновь вместе, начали нарезать круги вокруг съемочной площадки.

Актеры же убеждали себя и окружающих, что никаких чувств между ними не осталось. «Съемки «Бассейна» идут без проблем. С Аленом я себя ощущаю так, как если бы это был любой другой партнер. Это очень профессионально», писала Роми в своем дневнике в сентябре 1968 года.

Делон отмахивался от репортеров со словами, что на этот раз они «любили» друг друга точно по сценарию, а Роми патетично добавляла: «Нет ничего холоднее мертвой любви». Возможно любовь и была мертва, но в день премьеры фильма французские таблоиды пестрели фотографиями пары в страстных объятиях друг друга.

Окончательного воссоединения так и не произошло, Делон ушел к Мирей Дарк, а брак Роми рухнул в одночасье. Харри Майен так и не простил жену, он начал пить и к началу 1970-х они уже фактически не жили вместе, хотя официальный развод оформили лишь в 1975 году.

В 1979 году Гарри Майен покончил с собой. Он повесился в своей квартире, использовав для этой цели платок Роми.

Прощай, моя куколка

Роми попыталась наладить свою жизнь еще раз. В 1975 году она вышла замуж за своего секретаря Даниэля Бьязини, который был моложе ее почти на 10 лет. У них родилась дочь Сара, но и этот брак закончился разводом.

Но самое тяжелое испытание было впереди. Летом 1981 года ее 14-летний сын Давид трагически погиб. Он попытался перелезть через ограду, поскользнулся и упал на металлические прутья. Когда мальчика нашли, он уже истек кровью.

Состояние Роми вряд ли можно описать словами. Единственным, кого она подпустила к себе тогда был Ален. Делон взял на себя организацию похорон и все формальности.

Год спустя в ночь на 29 мая 1982 года Роми Шнайдер нашли мертвой у себя дома. Медицинская экспертиза показала, что она скончалась от остановки сердца в результате постоянных нервных перегрузок.

Организацией похорон вновь занялся Делон. У гроба он стоял все с тем же букетом алых роз. Позже он сделал так, чтобы прах сына Роми перезахоронили в ее могиле.

Через неделю после похорон актер опубликовал открытое письмо к Шнайер под заголовком «Прощай, моя куколка», в котором писал: «Мне говорят, что ты мертва. Виноват ли в этом я? Да, это из-за меня твое сердце перестало биться. Из-за меня, потому что 25 лет назад меня сделали твоим партнером в «Кристине».

После смерти Роми Делон в течение нескольких лет был женат на голландке Розали ван Бремен, которая родила ему двоих детей.

Сейчас ему 80, и он вновь холост.

Источник: Апрель

Комментарии
Комментарии