Ева Грин о Бертоне и Париже

Ева, снова сыгравшая у Тима Бертона (его новый фильм «Дом странных детей мисс Перегрин» уже вышел в прокат), не понимает, почему ее считают мрачной.
Ева Грин о Бертоне и Париже

Ева, снова сыгравшая у Тима Бертона (его новый фильм «Дом странных детей мисс Перегрин» уже вышел в прокат), не понимает, почему ее считают мрачной, и пытается объясниться в интервью российскому GQ. А еще рассказывает про Бертона, Париж и нелегкую женскую долю.

GQ: У каждого есть любимый фильм Бертона. ­Какой у вас?

ЕВА ГРИН: «Эдвард Руки-ножницы». Мне кажется, это самый бертоновский из всех бертоновских фильмов. Такая квинтэссенция бертонства. Еще я нежно люблю «Эда Вуда» и «Марс атакует!». Но вообще, как, наверное, и многие из нас, я предпочитаю ранние фильмы Бертона. И да, я осознаю, насколько странно слышать это от человека, который снимается в его поздних работах!

В «...мисс Перегрин» есть путешествия во времени. Помню, в одном интервью вы сказали, что, если бы вам пришлось организовать большую киношную вечеринку, вы бы пригласили тех, кто уже умер: Бетт Дэвис, Ингрид Бергман. Никогда не возникает ощущения, что вы родились в какую-то неправильную эпоху?

Ха, да, эпоха у нас и правда не очень, чего уж там. Наверное,­ я бы хотела жить в 1970-е, когда у людей была еще какая-то свобода и беззаботность. Сейчас же в мире столько негативной энергии. Слишком много крови. В плане политики везде все плохо. Половина населения планеты в депрессии. Иногда мне кажется, что мы живем в конце какого-то цикла и скоро все должно поменяться. Возможно, мы все вымрем, как динозавры, и настанет новый ледниковый период.

А что вы вообще считаете своими сильными чертами?

Я всегда до упора стараюсь все делать как можно лучше. Иногда прос­то надо расслабиться и наслаждаться жизнью, а я, когда становлюсь одержимой какой-то идеей, добиваю ее, стиснув зубы. Кому-то это может показаться ужасным упрямством, я же это называю гордым словом «перфекционизм». Забавно, когда твоя главная сила является твоей же ­главной слабостью.

С психотерапевтом это не обсуждали?

Да ну их, мне с ними не везет с тех самых пор, как меня к одному родители отвели в отрочестве, – он сидел непроницаемый, как стена, что-то безучастно записывал, но ничем не помогал. Это вообще очень интересная сфера нашей жизни: я же говорю, половина человечества в депрессии, а хорошего специалиста днем с огнем не сыщешь. Спрос рождает не только предложение, но еще и ширпотреб. Любой терапии я предпочитаю йогу.

Чем вы больше всего ­гордитесь?

Прямо уж гордости за проделанную работу у меня нет. Есть разве что благодарность. В нашем деле ужасно велика конкуренция. После окончания работы над абсолютно каждым проектом я начинаю думать, что вот он-то точно был последним и мне больше не видать работы. Особенно трудно приходится, если ты женщина.

Всегда найдется кто-нибудь, кто откажет тебе в роли со словами «ты слишком старая», или «ты недостаточно красивая», или, как мне однажды сказали, «ты чересчур мрачная». Ну, знаете ли!

Какие вообще бытуют самые распространенные заблуждения о вас?

Люди почему-то считают, что я гот. А также – что я загадочная. Возможно, это потому, что я не спешу всем рассказывать о своей личной жизни. Или потому, что я в последнее время часто играю злодеек. Или потому, что у меня волосы темные!

Но достаточно просто того, что ты немного затворник, – и все, в Голливуде ты уже как минимум странный. Я вообще не очень люблю ходить на мероприятия, вечеринки, социализироваться, хотя и делаю это по долгу службы. Просто там все трещат о погоде, а мне хочется поговорить о смерти.

И еще вы удивляетесь, что вас считают готом. Вы в детстве не чувст­вовали себя странной?

О да, особенно в нежном возрасте. В школе я была невероятно стеснительной, учителя и слова не могли из меня вытянуть. Я никогда не была особо красноречивой, но в подростковом возрасте это доходило до абсурда. Все вокруг считали меня немного аутичной, а мне же просто казалось, что все это время я жила как будто в чьем-то чужом сне. Странные ощущения. Но затем я открыла для себя йогу, жизнь наладилась, и я тут же обрела дар красноречия!

Вы уже двенадцать лет живете в Лондоне. Но вы же парижанка, а обычно люди любят либо Лондон, либо Париж.

Я француженка до мозга костей, вся моя семья в Париже, и этот город всегда будет занимать в моем сердце особое, самое почетное место. Но, черт, я люблю Лондон, я сюда переехала по своей воле, и здесь я ощущаю себя более взрослой, что ли. Здесь моя самостоятельная жизнь, вне родительского гнезда. Я только недавно стала замечать, что Париж довольно маленький по сравнению с Лондоном.

Здесь я люблю часами гулять в парках, а в Париже я даже двести метров пройти не могу, чтобы не взять такси. Конечно, это безумно красивый город, но мне на него иногда хочется взглянуть глазами туриста, а не коренного жителя. А то мы, парижане, зажрались и всей этой красоты не замечаем.

Источник: www.gq.ru

Комментарии
Комментарии