Евгения Лоза: «Кругленькую сумму за вещь я уже не выложу, раньше делала это легко»

В сериале «Восток-Запад» героиня Евгении — уставшая от семейной рутины женщина. Влюбившись в турецкого доктора, ее Татьяна меняется, даже одеваться начинает более романтично.
Евгения Лоза: «Кругленькую сумму за вещь я уже не выложу, раньше делала это легко»

В сериале «Восток-Запад» (канал Домашний) героиня Евгении — спокойная, уставшая от семейной рутины женщина. Влюбившись в турецкого доктора, ее Татьяна меняется, даже одеваться начинает иначе — более романтично. В жизни актрисы было по-другому. Пройдя через увлечение мини и сапогами на шпильке, девушка давно предпочитает уютные вещи пастельных тонов и тщательно обдумывает, стоит ли покупка тех денег, которые за нее просят.

— В преддверии нового сезона, например осеннего, как сейчас, я обычно открываю шкаф и произношу знакомую каждой женщине фразу: «А надеть-то и нечего!» От количества одежды в гардеробе, как вы понимаете, ситуация не зависит. Тогда идешь по магазинам, затариваешься и про себя думаешь: «А не прикупить ли еще и новый шкаф?» (Смеется.) Но если раньше шопинг был средством для поднятия настроения, то сейчас это всегда покупка действительно нужных вещей. Я уже привыкла, что иду на шопинг с четким ощущением, что мне необходимо, в каком цвете и с чем я это буду носить. Из последних удачных приобретений — брюки. У меня с этим предметом гардероба сложности, так как узкие бедра. Вот джинсы slim — это мое, все-таки шьют на более фигуристых девушек.

Но тут я открыла для себя одну итальянскую марку и купила сразу несколько идеально севших пар — ношу с удовольствием.

По цветам довольно давно уже предпочитаю пастельную гамму, которая ассоциируется с уютом. Был момент, когда, открыв шкаф, я обнаруживала в нем вещи исключительно серого цвета всех его оттенков. Любила и люблю серый.

Но тогда явно был перебор, и я начала целенаправленно выбирать в магазинах яркие модели. Не вырви глаз, конечно, а что-то более насыщенное. Желтое льняное кимоно с вышивкой от украинского дизайнера покупала специально к 1 Сентября, чтобы пойти на линейку к крестнице. В тот день все меня рассматривали!

Любовь к шопингу проснулась с первыми гонорарами за съемки. Я училась на курсе Константина Райкина в Школе-студии МХАТ. Он прекрасный мастер, но диалога у нас не получилось. Есть люди, которых стимулирует условный кнут.

Со мной это не работает, мне нужен пряник: я должна чувствовать, что меня ценят, в меня верят. Тогда я расцветаю и стараюсь оправдать доверие. С Константином Аркадьевичем не вышло просто потому, что у него другой стиль работы со своими студентами, на который он, безусловно, как мастер, имеет право. Я решила, что нет смысла себя ломать, и на втором курсе ушла из института. Диплома у меня до сих пор нет, а работать я начала сразу же.

И первое время почти все деньги спускала на одежду. Переболела любовью к марке Dolce & Gabbana. У меня был период, когда я носила только их вещи, включая джинсы и нижнее белье, была настоящей фанаткой этого бренда. Денег не жалела. Но потом любовь пошла на убыль. Мне кажется, и сама марка изменилась.

Раньше они выпускали более лаконичные, стильные модели. А потом все стало чрезмерно декорированным, пестрым — мне такой стиль не очень симпатичен, поэтому я потихоньку начала смотреть на другие марки. Да и что говорить, с нынешним курсом валюты неохотно расстаешься с деньгами. Ведь главный недостаток нашей профессии — ­нестабильность. Сегодня у тебя есть съемки, а завтра нет.

Кризис коснулся многих моих коллег — хорошо, что сейчас ситуация потихоньку налаживается. Тем не менее я, пожалуй, уже не выложу кругленькую сумму за вещь. А раньше делала это легко. Например, однажды купила дорогущие сапоги от John Galliano из страусиной кожи! И куда мои глаза глядели?! Сапоги высокие, на шпильке, и девушка моей комплекции и роста выглядит в подобном, как бы это сказать, чересчур вызывающе. Стоят без надобности. Лет десять назад мне хотелось подчеркивать свою сексуальность, носить мини, облегающие наряды и каблуки, но сейчас точно нет. Теперь женственными кажутся закрытые вещи — не обнажающие, а лишь подчеркивающие фигуру.

Продолжая тему дорогих покупок, не могу не сказать о любимом платье от Oscar de la Renta, которому больше десяти лет. Оно невероятно красивое: в пол, расшитое золотыми пайетками. Я увидела его в витрине магазина и поняла, что обязана примерить! И повод был: свадьба подруги. Правда, стоимость платья грозила превысить бюджет торжества, и оно оказалось на два размера больше, но разве это может остановить женщину?! Однако, покрутившись у зеркала, я ушла: цена кусалась. Наутро поняла, что всю ночь думала об этом платье. И решила: «Значит, хорошая вещь, надо брать!» Я была в нем на свадьбе подруги, выгуливала на паре юбилеев. И даже снялась в кино — в сериале «И падает снег»: моя героиня, балерина, по сценарию приходит на светский прием и выглядит очень эффектно.

Бюджет картины не позволял купить что-то приличное (к сожалению, порой на экране видно, когда одежда героев не соответствует их статусу или ситуации в силу нехватки финансирования), и я предложила выручить костюмеров, привезя из дома то самое платье. Но это единичный случай, так как съемки вещей в кино не лучшим образом на них отражаются. А бывает, когда только начинаешь сниматься в проекте, положишь глаз на кофточку своей героини и думаешь, что потом ее можно будет выкупить. Но когда спустя три месяца съемок художник по костюмам спрашивает, буду ли я это брать, кричу: «Ни за что! Уберите с глаз долой!» (Смеется.) Потому что видеть уже не можешь эту замылившую взгляд кофточку.

Несмотря на то что одежды у меня в гардеробе с лихвой, расстаюсь я с ней неохотно. Знаю, что есть закрытые распродажи, когда люди обмениваются ненужными или надоевшими предметами гардероба, но я ревностно отношусь к тому, что кто-то будет носить мою одежду. Хотя изредка устраиваю девичники и раздаю подружкам вещи, предварительно подумав, кому может подойти та или иная куртка, обувь или кофточка… Мама в этой очереди всегда первая: «Жень, а ты уже решила, кому отдашь ту сумочку? Надеюсь, еще нет претендентов?»

Вообще к одежде я отношусь довольно серьезно вот в каком смысле. Например, собираясь в тур, — как сейчас, когда мы представляли сериал «Восток-Запад» в турецком Белеке и в нескольких российских городах, — я тщательно продумала, что с собой возьму: что можно будет надеть утром и затем вечером плюс запасные комплекты на всякий случай. Иногда приходится брать с собой очень большой чемодан.

Так, съемки сериала «Восток-Запад» проходили не только в Киеве, но и в Турции. Отправляясь в экспедицию, я предварительно выяснила, что авиакомпания, которой мы летели, разрешает провозить с собой до 45 кг веса. Не так уж много, учитывая, что я улетала на месяц! (Смеется.)

Девушка на стойке регистрации не скрывала удивления: «45 кг в одном чемодане?! Обычно люди столько на семью берут…» Потом также удивлялись и пыхтели мужчины, которые помогали мне его нести. (Смеется.)

Зато у меня был полный комплект всего необходимого! В Турции я еще пополнила гардероб: наткнулась на удивительный магазин с местными марками, где купила несколько летних платьев. Плюс приобрела три купальника для своей героини Татьяны и отличные комплекты нижнего белья. В каждой стране у всех известных марок (типа той же Zara и H&M) разные байеры, которые закупают отличающиеся коллекции.

В сериале моя Татьяна нежная и спокойная девушка, уставшая от семейной рутины и безуспешных по­пыток забеременеть. Влюбляясь в турецкого врача-репродуктолога (Аднан Коч), она начинает одеваться иначе.

В гардеробе появляются легкие, летящие платья, полупрозрачные юбки.

Сейчас у меня нет любимого мужчины, но если я нахожусь в паре, то прислушиваюсь к мнению своего молодого человека относительно того, как одеваюсь. Были у меня отношения, когда мужчина попросил убрать из гардероба слишком короткие или прозрачные вещи. И я это сделала: в паре люди должны считаться с мнением друг друга.

А вот экспериментов с внешностью не припомню. Честно говоря, у меня чувствительная кожа, которая преподносила сюрпризы, пока я досконально не изучила ее особенности. Я имею в виду аллергию на краску для волос.

Бывали случаи, когда после похода в салон моя голова зудела так, что хотелось обрить ее наголо! Спать ложилась с мокрыми, замотанными во влажное полотенце волосами, и еще в перчатках, чтобы ногтями не разодрать чешущуюся кожу…

Однажды добрые люди посоветовали мне покрасить брови, нахваливая какую-то профессиональную краску. Вы бы видели меня после этой процедуры — брови набухли от раздражения! С косметикой всегда так: прежде чем понять, подходит ли тебе это, необходимо опробовать. Путем проб и ошибок я выяснила, что нужно мне, — уже не первый год хожу к одному и тому же мастеру-колористу, а для бровей использую давно полюбившийся карандаш известной марки. Он идеально подходит мне по цвету и текстуре — не представляю, что будет, если его вдруг снимут с производства! Пока всегда стараюсь иметь в наличии запасной.

Источник: tele.ru

Комментарии
Комментарии