Как студия Marvel делает крутое кино

За время своего существования Marvel сумела стать не только самостоятельной творческой единицей, но и смогла превратиться в знак качества.
Как студия Marvel делает крутое кино

31 октября в прокат выйдет «Доктор Стрэндж», в котором Бенедикт Камбербэтч впервые примеряет костюм супергероя. Разбираемся, как Marvel удается делать самые крутые фильмы на свете – а «Доктор» в это число определенно входит.

Дважды в год стабильно начинает казаться, что на студии Marvel работают лучшие люди на планете. Раз в полгода веселая толпа сценаристов, режиссеров и актеров выдает зрителю еще одну порцию ничем не разбавленного счастья в виде двухчасового аттракциона со взрывами, сюжетными интригами и хорошими парнями, лихо расправляющимися с плохими.

За время своего существования Marvel сумела стать не только самостоятельной творческой единицей, но и смогла превратиться в знак качества: хотите отлично провести время – вам сюда.

Никто другой, даже самые уважаемые и любимые публикой режиссеры мирового кинематографа, не в состоянии конкурировать с тяжелой артиллерией из многомиллионных спецэффектов, звезд первой величины вроде Камбербэтча в главных ролях и агрессивной маркетинговой кампанией, с пугающей периодичностью заполоняющей телевидение, городские улицы и упаковки жвачек.

Стрэндж, Тони Старк, Тор, Капитан Америка и туго затянутая в латекс Скарлетт Йоханссон – все это безрисковые бизнес-проекты, которые капитализируются быстрее, чем начинаются съемки: Marvel Studios – огромный и хорошо отлаженный механизм по выколачиванию денег из открывших рот от восторга подростков и их родителей.

Смотрите сами: в десятке самых кассовых фильмов на свете присутствуют сразу три марвеловских («Железный человек 3» и две части «Мстителей») – наглядный показатель того, что любовь зрителей к супергероям окончательно стала обсессией.

Обсессия эта, впрочем, продолжается не так уж и долго: современный этап истории Marvel начался восемь лет назад с выходом на экраны «Железного человека». Лысый Джефф Бриджес в роли злодея, залихватская самоирония с шутками про алкоголизм и актуальный военный подтекст задали тренд серьезного супергеройского кино с несерьезным лицом – какая к черту философия, оставьте ее Нолану.

За Железным человеком вскоре последовали Халк, Тор и Капитан Америка, а «Мстители» соединили всех героев вместе. Схема в очередной раз сработала идеально: на должность режиссера позвали кумира гиков Джосса Уидона, в сюжете снова присутствовал полюбившийся всем после «Тора» злодей Локи, да и вообще фильм производил впечатление масштабной костюмированной вечеринки старых знакомых.

Вообще, главный секрет успеха студии именно в этом – в придании заведомо плоским персонажам из комиксов человеческой трехмерности: каждый из них, в отличие от героев подавляющего большинства сегодняшней кинопродукции, производит впечатление живого человека, который вызывает неподдельные зрительские эмоции – даже скандинавский бог, живущий во времена всеобщего доминирования компании Apple, даже большой зеленый монстр и даже оторвавшийся от народа буржуазный бонвиван.

Если еще десять лет назад мало кто за пределами США знал, кто такие Мстители, то теперь на этот вопрос в состоянии ответить любой афганский ребенок.

Выпуская, казалось бы, оглушительно громкие боевики, где главная роль отведена в первую очередь спецэффектам, студия доказала, что и блокбастеры могут быть авторскими: «Тора» позвали снимать шекспироведа Кеннета Брану, «Мстителей» – Джосса Уидона, успешно сочинявшего когда-то комиксы, а грядущую третью часть приключений скандинавского бога – новозеландца Тайку Вайтити, известного своим легким, чем-то похожим на Уэса Андерсона, ироничным стилем.

Всегда изящно приманивая зрителя не только авторским взглядом на давно устоявшийся жанр, но и ощущением детского утренника (даже если тебе уже хорошо за сорок), фильмы студии всегда пытаются сказать больше, чем кажется: если абстрагироваться от самодовольных героев в костюмах, «Железный человек» – отличная антивоенная сатира на тему афганской кампании, «Первый мститель» – тщательная экранизация американской привычки решать мировые конфликты, а «Доктор Стрэндж» – притча о том, что внутренняя сила человека действенней любой внешней.

Обычный зритель из спального района, правда, об этом даже не думает – свою дозу счастья на следующие полгода он и так уже получил.

Источник: www.gq.ru

Комментарии
Комментарии