Профессии, которые ненавидят дети: актриса утренних спектаклей — о роли Бабы Яги и доверии юных зрителей

Монологи петербуржцев, чьи профессии многим не нравятся. Почему они выбрали именно эту работу и чем она полезна обществу.
Профессии, которые ненавидят дети: актриса утренних спектаклей — о роли Бабы Яги и доверии юных зрителей

«Бумага» публикует монологи петербуржцев, чьи профессии многим не нравятся. Почему они выбрали именно эту работу и чем она полезна обществу, расскажут те, кому часто приходится сталкиваться с агрессией и непониманием

Каникулы закончились, но новогодние детские утренники будут продолжаться весь январь. В праздничном выпуске рубрики о нелюбимых профессиях «Бумага» узнала у петербургской актрисы Светланы Бакулиной, исполняющей роль Бабы Яги, как малыши реагируют на ее персонажа, что актеру приходится учитывать, играя в детском театре, и какую Бабу Ягу можно считать образцовой.

Как вы начали работать?

Еще в школе я занималась танцами, наш коллектив постоянно выступал. Занятия фортепиано тоже требовали выхода на публику. Естественно, в школе этим активно пользовались — и я участвовала во всей самодеятельности. Мне пророчили поступление в театральный, но я в тот момент хотела танцевать.

Выбрав специальностью музыку, я два года посвятила ей. А после все-таки созрела: поступила на курс А. А. Белинского и счастливо провела пять лет. Позже я стала в некотором роде заложницей своей внешности: эдакая белая и пушистая — и была обречена играть принцесс и Снегурочек. Но каждый артист стремится расти, расширять свой диапазон. И я стремилась выйти за рамки «хрустального» образа: моей страстной мечтой стало сыграть роль Бабы Яги.

И вот на одном из новогодних спектаклей артистка, игравшая Бабку Ёжку, заболела, и мне предложили заменить её. Это был экстренный ввод, наполовину импровизация, шанс вырваться из обычного, обыденного. Я ликовала. Для меня это кайф.

В чем суть работы?

Детский и взрослый театры очень различаются. Во-первых, уровнем цензуры. Один и тот же спектакль можно сыграть по-разному в зависимости от того, утренний он (то есть для детей) или вечерний. Во-вторых, темой. Ведь на взрослое произведение сложновато поставить целомудренный детский спектакль. Работая над утренней постановкой, надо быть очень осторожными, осознавать ответственность. Вокруг ребенка и так достаточно источников дурновкусия и пошлости. Наша же задача — не навредить, заставить задуматься.

Артисту всегда безумно приятно, если именно его персонаж запомнился и полюбился зрителю. Особенно детям, ведь этот зритель самый требовательный. Всё должно быть честно, иначе мы рискуем потерять их доверие и внимание. Взрослые могут «сделать скидку», деликатно промолчать. А детей не обманешь. Поэтому и выкладываться надо на все 150 процентов. Я просто счастлива, когда мне рассказывают, как дети, стоя в очереди в гардеробе, цитировали моего персонажа и примеряли на себя образ. Значит, всё было правильно и по-настоящему.

Я люблю своих персонажей: и положительных, и особенно — отрицательных. Чтобы создать отрицательный образ, зачастую приходится работать на сопротивление, доставать из себя те качества и те краски, которыми в обычной жизни не пользуешься. Это очень увлекательно. Существует правило: играешь злого — ищи в нем добро, играешь доброго — ищи в нем изъяны. Так достигается объем роли, а не только внешняя картинка. Этим и отличается хороший спектакль от не очень удачного.

Сколько вы зарабатываете?

Могу сказать только, что средняя зарплата среднестатистического артиста петербургского театра не позволяет ему пренебрегать концертами на стороне и так называемыми халтурами. А уж роль в кино вообще расценивается как подарок.

Почему вам нравится эта работа?

Я очень люблю играть для детей. Ни с чем не сравнимо чувство, когда ты получаешь эмоциональный отклик зала. Только что он кипел и кричал, а теперь затих и ловит каждое твое слово. Сколько тебе возвращается сил в этот момент!

Но это требует колоссальных эмоциональных и физических затрат. На сцене мы иногда как угольщики: подбрасываем уголь в печь, а она не загорается. В таких случаях говорят: «тяжелый зритель». К тому же физически сложно отрепетировать все танцы, песни, весь спектакль. Да просто рано встать и приехать утром в театр не всем дается легко.

Когда мы были студентами театральной академии, педагоги постоянно повторяли: «Если вы чувствуете, что можете быть прекрасными учителями или в вас пропадает талант писателя, идите и будьте ими. Но если вы чувствуете, что никем, кроме актера, быть не можете и не желаете, тогда вы на своем месте». Я хочу быть актрисой. Несмотря на огромные нагрузки, катастрофическую нехватку времени и сил, я рада. Это мой выбор: осознанный, выстраданный и счастливый.

Мне нравится играть отрицательных персонажей, особенно Бабу Ягу. В старости я себя вижу острохарактерной актрисой. В этом плане у меня есть кумир — Валентина Кособуцкая, которая играла Бабу Ягу в фильме «Новогодние приключения Маши и Вити». И она несет свой возраст с достоинством. Для меня это ориентир и пример для подражания.

Чем эта работа полезна обществу?

Люди всегда ходили и будут ходить в театр. На это масса причин: свидание, дождь, одиночество, одержимость, праздник и так далее. Мне кажется, каждый из нас прилагает усилия, чтобы сделать театр — да и всю нашу жизнь — чуточку лучше. Тогда наша миссия как людей может считаться выполненной.

Светлана Бакулина

Комментарии
Комментарии