«Сказка странствий» Александра Митты

Режиссер Александр Митта в начале 80-х обратился к фантастическому сюжету с драконами, волшебниками и рыцарями, и создал один из самых странных и пугающих своих фильмов.
«Сказка странствий» Александра Митты

Фантасмагорическая притча, мало похожая на настоящую сказку. Режиссер Александр Митта, уже известный по трагикомедии «Гори, гори моя звезда» и прогремевшему на всю страну фильму-катастрофе «Экипаж», в начале 80-х обратился к фантастическому сюжету с драконами, волшебниками и рыцарями, но создал один из самых странных и пугающих своих фильмов.

В маленьком городке неизвестной страны, в неизвестную эпоху (видимо, все-таки в период раннего Возрождения), живут брат и сестра, Май и Марта (Татьяна Аксюта). Май обладает удивительным даром — чувствовать золото, ровно за этот дар, в канун Рождества малыша похищает злой волшебник Горгон (Лев Дуров). Марта во что бы то ни стало решает найти брата. В дороге она знакомится, а за тем и влюбляется, в поэта, ученого и врача Орландо (Андрей Миронов), который готов ей помочь.

Путешествие Марты и Орландо строится по канонам волшебной сказки, вот только наполнено оно образами и реминисценциями к отнюдь не сказочным историям.

Героям встречается Дон Кихот (Вениамин Смехов), располневший, ленивый и давно бросивший неблагодарное дело борьбы с ветряными мельницами, и жуткий огнедышащий дракон, от которого тот же Дон Кихот и его люди безжалостно отдирают золотую чешую, чтобы жить безбедно, но который не может от них улететь, и наводит ужас на жителей соседней деревни.

В одной из сцен зрители узнают, что на плаще Орландо хранится чертеж летательного аппарата вроде тех, что придумывал Леонардо да Винчи. В другой — на экране появляется персонифицированное воплощение чумы (Кармен Галин).

Александр Митта в своем фильме объединил цитаты из средневековых рыцарских романов, возрожденческих трактатов и популярных произведений Нового времени. Автор пугает и эпатирует зрителей. Стилистически и сюжетно «Сказка странствий» похожа на его предыдущую картину «Гори, гори моя звезда», но она куда жестче и тревожнее.

Один из главных героев картины погибает, другой превращается в тирана. А странный конец, в котором Май, вспомнивший сестру, разрушает замок Горгона, теряет свою силу и обретает душу Орландо, совсем уж вводит зрителей в замешательство.

Атмосферу тревоги скрашивает музыка Альфреда Шнитке и Юлия Кима, которые добавляют лиричности всему киноповествованию.

Комментарии
Комментарии