Теда Бара: первая «вампирша» Голливуда

К 30 годам Теда Бара была посредственной актрисой с ничем не примечательной внешностью. Но в 1915 году она превратилась в главный секс-символ эпохи.
Теда Бара: первая «вампирша» Голливуда

К 30 годам Теда Бара представляла собой посредственную актрису с ничем не примечательной внешностью. Она работала в еврейском театре и иногда снималась в эпизодах. Самая обычная девушка. Одна из миллионов. И вдруг в 1915 году она превратилась в главный секс-символ эпохи.

1. Теодосия Гудман

Настоящее имя актрисы - Теодосия Гудман. Она родилась в 1885 году в Цинциннати, в небогатой семье еврейских иммигрантов. Ее отец был портным, мать - домохозяйкой. Закончив школу и проучившись пару лет в колледже, Теодосия решила попробовать себя на сцене.

Какое-то время она работала актрисой в Нью-Йорке, однако, не особо преуспела на этом поприще. Возможно, поэтому, позже она и некоторые ее биографы решили скостить пять лет и «омолодить» Теду.

Нам мало известно о том, кто и как открыл талант Бары. Роль в прославившем ее фильме «То был дурак», ей предложил режиссер картины, Фрэнк Пауэлл. В основу фильма легла одноименная пьеса Портера Брауна, написанная под влиянием стихотворения Редьярда Киплинга «Вампир».

До сих непонятно, где нашел ее Пауэлл - отобрал во время кастинга или обратил внимание на актрису в эпизодической роли в фильме «Пятно» (1914). Бара в то время выступала под сценическим псевдонимом Теодосия де Коппэ и Пауэлл предложил ей выбрать новый псевдоним, отказавшись от своей еврейской фамилии.

2. «То был Дурак»

Впрочем, студия Fox, которой принадлежал фильм, и режиссер выбрали никому не известную актрису отчасти по финансовым соображениям. Как и сейчас, в начале ХХ века актеры, став настоящими звездами, требовали более высоких гонораров.

У Fox денег было немного, на самом деле, тогда они даже не были полноценной студией. Новый фильм мог оказаться проходным или сделать из «вампирши, поедающей в фильме мужчин», звезду. Совсем как «Сумерки», только без целомудренности и буржуазных ценностей.

Основные повороты сюжета были довольно банальны: женатый мужчина и незамужняя сексуальная женщина, которая носит слишком много бархата, атласа и мехов (именно так в начале ХХ века выглядела вызывающая одежда); женщина обольщает мужчину и забирает у него все, оставляя в дураках.

Зрители валили на фильм толпами, несмотря на крики разгневанной общественности и блюстителей устоев нравственности.

3. Женщина-вамп

Бара приняла на себя киношной образ «вампирши» - жестокой женщины-хищницы, которая соблазняет мужчин, высасывает их до последней капли и оставляет ни с чем. Теперь ее имя было не Теодосия Гудман, на экранах блистала некая Теда Бара.

Продюсеры заявили, что ее имя на самом деле анаграмма фразы «арабская смерть» (Arab Death) и придумали легенду о Теде Баре.

В этой легенде ее мать была французской актрисой, отец итальянским скульптором, а местом рождения - Египет. Поговаривали, что она увлекалась оккультизмом и общалась с темными духами. Ее душа несколько раз переживала реинкарнацию, а стандартный обед включал лук-порей и сырую говядину.

Даже вне экрана Бара полностью соответствовала своему киношному образу: пугающее, мрачное существо, обитающее где-то на границе между нашим и потусторонним миром. Она была самым странным и неподражаемым символом эры немого кино.

4. Существо из загробного мира

Бара воплощала в себе секс и зло в эпоху, когда в обществе все еще царили строгие принципы морали, духовности и общепринятого поведения. Именно экстравагантному образу Бара обязана своей славой, однако, со временем актриса стала его заложницей, амплуа накладывало отпечаток на ее поведение и вне экрана.

Все искусственно созданные образы склонны терять свою мощь с годами, так произошло и с Барой. К 1920 году карьера актрисы была фактически закончена, а до наших дней дошел всего один фильм с ее участием.

Но давайте расставим все точки над i. Ее образ заметно отличался от других известных голливудских историй. Естественно, в мире кино принято создавать легенды и вымышленные биографии звезд, но редко это делается так грубо и неправдоподобно, но одновременно успешно, как в случае с Барой.

Кинокомпания Fox не просто дала ей новое имя и национальность, она превратила ее в существо из загробного мира. Конечно, отчасти здесь имело место старое доброе заигрывание с публикой, шутка, на которую купились многие американцы.

В то же время такое сочетание этнической принадлежности, сексуальности и непохожести на других было явным проявлением западного интереса к восточной культуре. Этот феномен иногда описывали так: «белые люди поклоняются восточным культурам, чтобы убедиться в собственной «белизне».

Другими словами, успех Теды Бары был частью огромного желания общества взглянуть на эту непохожесть, параллельно отрицая ее существование внутри себя, - такой сложный психологический процесс, который можно сравнить с просмотром современных реалити-шоу.

5. «Божественная Теда»

Бару часто называют первым секс-символом и первой «вампиршей». Она действительно первой воплотила на экране образ, в котором была закодирована «вампирская» сексуальность, но образ, явно списанный с другой актрисы, Сары Бернар, которой зрители восхищались многие десятилетия.

Бернар была француженкой, незаконнорожденной дочерью и тоже «другой». Именно эти характеристики и попытались воссоздать в образе Бары промоутеры компании Fox.

Яркие роли Бернар - Клеопатра, Федра, византийская императрица Феодора - разжигали и поражали воображение публики восточными мотивами. Одна из ее самых известных ролей - та, которую она так и не сыграла, - Саломея в одноименной пьесе Оскара Уайльда, которая пытается обольстить Иоанна Крестителя.

Постановка оказалась настолько скандальной, что Бернар отказалась выйти на сцену (а Бара нет). Тем не менее, Саломея и ее образ прочно ассоциировались с Бернар и порочной, восточной, броской сексуальностью, которую та воплощала.

Бернар тоже не выходила из образа в жизни. Она носила экзотичную одежду (платья и шляпы в китайском стиле) и жила в доме, который во многом напоминал дворец из диснеевского мультфильма про Алладина. Бернар тоже можно назвать «поедательницей мужчин», она имела немало связей с влиятельными, красивыми и талантливыми мужчинами и, по слухам, с женщинами тоже.

Тем не менее, Бернар всегда оставалась белой женщиной, которая играла роль экзотической красотки. Все знали о ее еврейских корнях, но считали ее своей, никак не связывая с восточным миром. Одно дело играть роль, и совсем другое - погружаться в нее с головой.

Бернар была «Божественной Сарой», Бара стала «Божественной Тедой». В своих интервью Бара утверждала, что брала уроки у Бернар в годы жизни в Париже, а Айседора Дункан якобы учила ее своей знаменитой походке из танца «Серпантин». На самом деле, Бара никогда не была во Франции и, конечно, не встречалась с Бернар, но ассоциация закрепилась.

По мнению киноведа, Гайлина Стадлера, «выступления Бернар и Бары в одинаковый степени бросали вызов традиционной викторианской вере в то, что женщины существа духовные, и им не свойственные сексуальные, плотские желания».

Образ обеих звезд таил в себе экзотическую сексуальность, но, если Бернар удалось пронести свою необычность и чуждость на протяжении всей своей долгой карьеры, образ Бары оказался менее тонким.

6. Когда женщина грешит

В 1915-1918 годах Теда Бара снялась еще в 33 фильмах. Вот названия некоторых из них: «Каторжанин», «Грех», «Уничтожение», «Искуситель», «Тигрица», «Кровавая роза», «Запретная тропа», «Когда женщина грешит».

Когда киностудия Fox выпустила фильм «То был дурак», пресс-агенты организовали в Чикаго мероприятие, на котором планировалось представить публике новую звезду кино - Теду Бару. Они рассказали о происхождении ее имени, ее родителях, увлечении оккультизмом, пребывании во Франции и даже «египетских» корнях. Пресс-конференция прошла на ура.

Фильм ждал головокружительный успех. Некоторые историки до сих пор утверждают, что именно популярность этой картины позволила Fox стать полноценной студией, а затем и корпорацией.

Студия Fox никогда не зацикливалась на изяществе. Она продавала секс. В мире больше хороших девочек, но хорошие девочки не хотят видеть на экране других хороших девочек. Глядя на Теду Бару, они могут совершать ее поступки и проживать ее жизнь.

Журналы одаривали Теду вычурными эпитетами: «разрушительница домашнего очага», «королева вампиров», «самая ужасная женщина в мире», «подружка дьявола» и «жрица греха».

7. «Хорошие девочки»

На фоне вампирских страстей промоутеры стали использовать «божественное» происхождение Бары. В 1917 году в Motion Picture Magazine появилась статья, в которой актрису теперь называли исключительно «Божественной Тедой», заявляя, что в египетских писаниях содержится пророчество о ее появлении, как женщине, «которая покажется змеей для многих мужчин».

Fox даже заплатили некоему известному иллюстратору, который высказал прессе такое «экспертное» мнение: «в ее темных глазах сквозит взгляд вампирши, а ее греховные движения таят в себе притягательно дьявольские желания».

Меню из сырой говядины и латука, увлечение оккультными науками и поддельный французский акцент - все это были выдумки студии, желтой прессы и самой Бары. Такой же постановкой были и ее фотографии, например, та, где она позирует в обнимку со скелетами.

Сама Бара однажды сказала следующее: «Говорят, что у меня самое дьявольское лицо из всех женщин в мире; что мои волосы похожи на змеиную шевелюру Медузы; что в глазах читается жестокость и хитрость самого рода Борджиа; что мой рот - это рот предательницы Далилы; что руки похожи на когти Цирцеи или кровавой леди Батори. И после этого вы спрашиваете меня о душе? Хотите знать, отражается ли она на моем лице?»

Теда Бара была персонажем переломного момента в истории Голивуда: перехода от «экранных героев», чьи образы на экране совпадали с их реальными персоналиями, к «звездам», чьи характеры дополняли и расширяли, но вовсе не дублировали экранные воплощения.

По сути, в Fox пытались противопоставить реальный и кино-образы Бары, создавая искусственный конфликт между ними. Тогда в Los Angeles Times заметили эту нестыковку и с усмешкой писали, как «поедательница мужчин» Теда и ее сестра, тоже, к слову, актриса, проводили вечера дома, читали «Маленьких женщин» и кормили цыплят на заднем дворе.

8. Уставшая вампирша

Однажды Теда сказала, что «у нее лицо вампира и сердце феминистки». Ее экранный образ олицетворял собой доминирование и превосходство. Она стала первой в долгой череде «фам-фаталь» - опасных, роковых женщин кинематографа. Но если на экране роковую женщину всегда ждала расплата за все прегрешения и ужасная, бесславная смерть, то Теда Бара, напротив, жила и процветала.

Однако, со временем, иллюзия, созданная агентами студии, стала рассыпаться. На пике популярности Бара участвовала в написании сценариев для своих фильмов, но со временем ей до ужаса надоело играть вампиршу, а Fox устали платить ей постоянно растущие гонорары.

В 1919 году ее контракт с киностудией подошел к концу, и ни одна из сторон не захотела его продлевать. На следующий год Теда вышла замуж за режиссера, Чарльза Брабина, причем за годы брака не высосала из него ни капли крови. Ходили слухи, что Брабин был против того, чтобы его жена работала, так что больше никаких вампирских страстей.

Комментарии
Комментарии