Я весила 240 килограммов: личная история

Каково это — жить с ожирением. Красивая элегантная одежда, длительные прогулки и другие радости жизни, которые недоступны тучным людям. Что с этим делать и как начать худеть
Я весила 240 килограммов: личная история

Людмила, 33 лет, рассказала WMJ.ru о своей жизни с весом 240 килограммов и об операции по уменьшению желудка, через которую ей пришлось пройти.

Я никогда не была худышкой: до рождения ребенка весила примерно 100 килограммов при росте 170 сантиметров. Но после того как у меня появился сын, пополнела еще. Сначала не очень резко, поэтому меня ничего не насторожило: кто не набирает вес после родов? На всякий случай сдала анализы у эндокринолога, мне сказали, что со мной все нормально, и я успокоилась. Пыталась похудеть своими силами: ограничивала себя в еде (я и так-то не особенно много ем), делала зарядку, но, когда эти попытки не принесли никаких ощутимых результатов, плюнула. Мой молодой человек тоже не заморачивался из-за моей внешности — говорил, что любит полных женщин и его все устраивает.

В какой-то момент я поняла, что набираю вес слишком быстро — за последние три года он достиг отметки в 237 килограммов. Я перестала выходить из дома, пользоваться общественным транспортом — ради редких вылазок приходилось вызывать такси. Да и неприятно это было: заходишь, например, в школу, на какое-нибудь мероприятие, в котором сын участвует, а на тебя другие дети пальцем показывают и смеются. А когда просто по городу шагаешь, окружающие смотрят на тебя, как на какое-то чудовище. Некоторые даже фотографировать пытались.

Меня начали мучить отеки и сильная одышка. Работала я тоже на дому, тем более обстоятельства к этому располагали: раньше я жила в Питере и принимала клиенток в салоне (я делаю шугаринг), а потом перебралась в Бологое, город в Тверской области. Работы для меня здесь не нашлось, так что я стала халтурить, не покидая пределов собственной квартиры. Доктора говорили: «Тебе надо ехать в Тверь, обследоваться». Но я даже по своему городу не могла нормально передвигаться, а уж такое путешествие казалось мне чем-то за гранью реальности.

Еще одна проблема, которая возникла, — это, конечно, поиск одежды. У меня были одни подходящие на мой размер штаны и одна кофта. Все. Да, вещи для больших людей в магазинах есть, но стоят они очень дорого. А когда у тебя перебои с работой, покупать обновки, разумеется, не на что.

Однажды мама узнала, что к нам приезжают врачи из Твери, которые могут проконсультировать меня по поводу лишнего веса, и предложила сходить на прием. Мне посоветовали пройти обследование в Бологом и сказали, что потом уже перевезут меня в Тверь, на лечение. Пять дней я сдавала анализы и лежала под капельницами (последние понадобились для того, чтобы с тела сошли отеки), а потом поехала в областной центр, где эндокринолог отказалась за меня браться: мол, проблем с гормонами нет, я здоровая. Это я-то здоровая?! Она же меня в лицо видела, видела, в каком я состоянии. Скорее всего, она просто поняла, что таблетками и уколами мне уже не помочь.

В итоге я попала к хирургу, заведующему вторым хирургическим отделением Тверской областной клинической больницы Силаеву Валерию Николаевичу. Его вердикт был такой: либо я ложусь на операцию по уменьшению желудка (бариатрическую), либо доживаю последние месяцы, потому что осложнения вроде инсульта, пневмонии или инфаркта не за горами. Я и сама чувствовала, что мне все тяжелее дышать, да и с сердцем начались какие-то перебои. Уже после операции выяснилось, что в яичниках образовалась огромная киста — с такой бы я и дольше месяца не протянула.

Самой процедуры я не боялась — боялась не прожить долго, если не решусь на нее. Когда она осталась позади, я еще два дня не могла отойти от наркоза, встать с кровати. Ничего удивительного — я была такой тяжелой во всех смыслах пациенткой! Весила больше остальных больных в отделении. Потом начала медленно ходить по коридору. На пятый день смогла попить воды. На седьмой — поесть. А до этого держалась только на капельницах.

Кстати, после бариатрической операции у многих людей меняются вкусы. Я вот раньше очень любила апельсиновый сок, а теперь терпеть его не могу, он для меня горький. Фрукты тоже первое время казались просто резиной во рту.

Покинув больницу, я стала резко терять вес — в месяц сбрасывала килограммов по десять, всего я уже избавилась от 70. Чувствую себя гораздо лучше — наконец-то могу просто по улице ходить, гулять с ребенком и со своим мужчиной. Вот даже выйти из дома и на снежок полюбоваться — и то здорово. Люди по-другому смотрят, мне больше не кажется, что надо мной смеются или издеваются. Работу пока не нашла, но встала на учет в центр занятости, записалась на курсы 1С. А еще в гардеробе у меня появилась куча новых кофточек. Купила себе классные модные штаны на пару размеров меньше — надеюсь, летом прогуляюсь в них. Мой молодой человек сейчас шутит, что, если я еще сильнее похудею, он меня бросит. А я отвечаю: «Разумеется», — тоже в шутку — мол, когда похудею посильнее, брошу тебя сама. Но чаще он, как и многие мои знакомые, говорит комплименты.

Комментарий врача

Силаев Валерий Николаевич, хирург высшей категории, кандидат медицинских наук, заведующий вторым хирургическим отделением Тверской областной клинической больницы

Когда Людмила поступила к нам в отделение, ее индекс массы тела составлял 83 кг/м² (все, что выше 40 кг/м², считается морбидным ожирением, то есть осложненным сопутствующими заболеваниями). Как правило, судьба таких пациентов — инсульт, пневмония или инфаркт.

Статистика указывает: консервативные методы эффективны в снижении веса лишь у десяти процентов пациентов. При этом только три процента страдающих ожирением смогут удержать достигнутый результат в будущем. Более того, эндокринологи считают, что похудение на 10 % от общей массы тела — это уже отличный показатель. Но для Людмилы 10 % совсем немного. Поэтому для нее операция по уменьшению объемов желудка (бариатрическая) была оптимальным решением. К счастью, жители Тверской области могут пройти бариатрическое лечение в областной клинической больнице совершенно бесплатно.

Операция, которую выполнили Людмиле, заключалась в удалении большей части желудка и формировании узкой желудочной трубки. Это позволило ограничить объем принимаемой пищи и сократить ежесуточное поступление питательных веществ до 1800-2000 ккал. Теперь девушку ждет второй этап лечения: выключение двенадцатиперстной кишки с сокращением кишечного пути, отвечающего за всасываемость съеденной пищи, что приведет к дальнейшему похудению.

Безусловно, хирургическая операция — лишь один из инструментов в достижении цели. Основная ответственность по снижению веса ложится на пациента: после процедуры он должен изменить свои привычки, постоянно вести учет калорий, принимать витамины и минералы.

Комментарии
Комментарии